Филармония для детей и молодежи откроет десять площадок в Петербурге

Филармония для детей и молодежи откроет десять площадок в Петербурге

Государственная Филармония для детей и молодежи — организация уникальная: вот уже 30 лет она воспитывает в юных зрителях любовь к театру и классической музыке. Последние 15 из них она базируется в здании бывшего кинотеатра «Спорт» (Большой Сампсониевский, 79). Но за все эти годы помещения капитального ремонта так и не увидели. Сейчас правительство города нашло средства для глобального обновления залов и оборудования. До начала работ, которые продлятся 1,5-2 года, остались считаные дни.

Маэстро Михаил Голиков. Фото: Святослав Акимов/РГМаэстро Михаил Голиков. Фото: Святослав Акимов/РГМаэстро Михаил Голиков. Фото: Святослав Акимов/РГ
Казалось бы, временная потеря постоянной сцены сулит неудобства. Однако для коллектива Филармонии происходящее стало новым началом: ближайшие годы ее концерты и спектакли будут идти по всему городу на десяти совершенно разных площадках.

В преддверии больших перемен «РГ» встретилась с директором, художественным руководителем и главным дирижером Государственной Филармонии Санкт-Петербурга для детей и юношества маэстро Михаилом Голиковым. Разговор шел о ремонте, перспективах и будущем музыки. То есть о детях.

Как оживить 980 «квадратов»: технические решения для будущего
Михаил Сергеевич, известно, что проект ремонта одобрен. Какие обновления появятся в здании Филармонии?

Михаил Голиков: Малый зал, рассчитанный на детей дошкольного возраста, получит новые технологические возможности — они позволят развивать направление интерактивных спектаклей. Тем временем Большой зал станет трансформером: его вместимость можно будет изменять от 200 до 300 человек. Технические решения позволят разворачивать его на 90 градусов и проводить не только драматические спектакли, но и концерты, перформансы.

Что ожидает инфраструктуру? Построят ли оркестровую яму? Что будет со звуком?

Михаил Голиков: Проект предусматривает появление гримерок и мест расположения для технических служб. Например, у нас есть небольшое подвальное помещение под залом, туда поместят всю инженерию — это освободит место за сценой.

Поскольку Филармония находится внутри жилого дома, действуют определенные ограничения, поэтому оркестровой ямы не появится. Зато зал оборудуют плунжерной системой, позволяющей регулировать уровень, на котором находится зритель относительно артистов. Именно так музыканты ощутят себя в оркестровой яме, а зритель — в обычном зале, получится привычный амфитеатр. Схожее решение применяется на новой сцене Александринского театра.

Также стены зала обошьют специальными деревянными панелями, которые значительно улучшат его акустические свойства.

У нас появится новое фойе, разделенное на зоны: здесь мы сможем проводить мероприятия, устроим арт-кафе.

Помещение Большого зала уже подготовлено к ремонту. При этом 19 марта в 12.00 там пройдет музыкальная акция «Мы расстаемся, чтобы встретиться вновь». Решение довольно необычное. Как родилась эта идея?

Михаил Голиков: Когда-то у меня была мысль провести в Северодвинске концерт-прощание с атомными подводными лодками, которые планировалось по ратифицированным договорам распилить на металлолом. Мы должны были выступать прямо на подводной лодке! Прощание так и не состоялось, да и лодки не распилили. По аналогии я посчитал, что с нашим домом нужно проститься красиво! Мы посадим оркестр вместе со зрителями в зал и сыграем один из мировых шедевров — «Прощальную симфонию». Ее уникальность в том, что в конце музыканты покидают зал один за другим и остается одна только скрипка. В конце я передам ключи руководителю работ. Мы приглашаем рабочих строительной компании, будут присутствовать все наши сотрудники, и, конечно, для горожан вход свободный.

Ремонт — шаг вперед
Где разместится Филармония в ближайшие два года?

Михаил Голиков: За это я больше всего переживаю! Ведь нас много: 250 человек, пять разных трупп, у всех свои цеха, обеспечивающие бесперебойную работу. Нужно было не только разместить людей и оборудование, еще требовались площади для репетиций. Очень важно, чтобы все подразделения работали без отрыва друг от друга. Совместно с городом нам удалось предварительно договориться с Домом офицеров. Они предоставляют нам целый этаж и репетиционные залы, трюмы для хранения наших декораций, реквизита.

Ремонт — это выход из зоны комфорта, неудобства или же планируете набирать обороты?

Михаил Голиков: До ремонта 80 процентов нашей работы концентрировалось на стационарных площадках. Выездная же деятельность, с которой Филармония начинала, сошла на нет — повлияли пандемия, пересменок в поколениях артистов, коммерческие возможности. Раньше мы регулярно выезжали в детсады, школы, центры допобразования. Сейчас мы делаем важный шаг вперед: Филармония приходит практически в каждый район города. На сегодняшний день мы договорились с десятью площадками, где состоится прокат нашего репертуара.

Фото: Татьяна Андреева
Новый худрук рассказал о планах Свердловского театра музыкальной комедии
Есть ли площадка, выступления на которой вы ждете особо?

Михаил Голиков: Очень жду начала нашей программы в кинотеатре «Максим» на Ланском шоссе. Это место моей детской памяти! Я ходил туда сначала на детские, затем на юношеские кинофильмы. Более двадцати лет здание простояло пустой коробкой в динамично развивающемся районе Черной речки. Но его отремонтировали, и с 1 сентября этого года он начнет работу именно с наших спектаклей.

Известно, что вы давно вынашиваете план по созданию детской школы-студии при Филармонии. Как повлиял ремонт на эти планы?

Михаил Голиков: Ее открытие не за горами! Дети смогут заниматься с нашими педагогами, артистами, искать свой путь на сцену, стать частью наших спектаклей, концертов. Если планы воплотятся в жизнь, то школа-студия расположится в Доме офицеров — там достаточно просторно. Получается, что ремонт дает новый импульс нашей концертно-просветительской деятельности.

Социально-культурный лифт в действии
Какова миссия Филармонии?

Михаил Голиков: Наиважнейшая часть нашей работы — социально-культурный лифт. Филармония существует изначально именно для воспитания, ведь школе часто не хватает на это времени. Работа школы-студии, которую мы планируем, станет лифтом для талантливых детей. Существуют же сейчас разные проекты, а-ля шоу «Голос: дети». Ребята пришли, выступили. А дальше? Филармония же становится местом, где они могут поверить свои музыкальные умения практикой.

Филармония — мощнейшая поддержка детям, которые планируют связать свою судьбу с профессией музыканта. Мы предоставляем возможность ребятам всех возрастов совершить дебютный выход на сцену в сопровождении оркестра. Такой опыт позволяет сделать огромный рывок в исполнительском мастерстве. Таким образом, мы поставляем нашей стране действительно талантливых артистов. Один из ярких примеров — победитель классического Евровидения Иван Бессонов. Когда Иван впервые пришел ко мне, ему было восемь лет. С тех пор раз, а то и два в год, он выступал с оркестром под моим руководством на сцене Филармонии, иногда на сцене Большой Филармонии, иногда в Капелле. Год за годом он совершенствовался, и на сегодняшний день он один из самых ярких солистов-пианистов в мире!

Как талантливые дети попадают к вам?
10 спектаклей, которые можно посмотреть в России по Пушкинской карте

Михаил Голиков: На сегодняшний день в Петербурге есть всего лишь один официальный городской конкурс — «Юные дарования» на Премию Правительства Санкт-Петербурга. Я член его жюри и официальный эксперт. В финале премии появляются дети, выбранные своими школами, они проходят очень много «этажей» отсева. Между тем, прежде чем ребенок выйдет в финал, ему нужно дать почувствовать большую сцену, что позволяет оценить свои возможности. Именно поэтому я собираю детей из разных школ на площадке Филармонии. Но происходит это в основном благодаря энтузиазму отдельных учителей, директоров. То есть вручную. Поэтому нам нужна система полуавтоматического отбора талантов, постоянно питающая музыкальные кадры. Совместно с Комитетом по культуре Петербурга мы пытаемся решить этот вопрос. Между тем существующая работа по выявлению талантов просто бессистемна, что порождает желание заработать.

В поисках талантов
Заработать на поиске талантов?

Михаил Голиков: Именно! За последние годы количество коммерческих детских конкурсов в Петербурге выросло в геометрической прогрессии. За год их проводилось до 40 штук.

Чем же они плохи?

Михаил Голиков: Я долгое время был членом их жюри, но ушел. Почему? Бывало так, что на подведении итогов организаторы говорили: «И вот этим премию надо дать!» Оказывается, что премии получали приехавшие издалека дети, порой выступившие неудовлетворительно. Оказывается, их родители пообещали привезти еще пять-шесть участников.

Не похоже на честное соперничество.

Михаил Голиков: Увы, это просто бизнес. Ты привлекаешь детей из дальних регионов, навязываешь туристический пакет по своим ценам. Но это еще не все — нужно оплатить регистрационный взнос. Ребенок может сыграть на фортепиано в отдельной категории, а может еще и с братиком, который аккомпанирует на скрипке — это уже категория «ансамбль». А могут выступить в суперкатегории «Звезда Петербурга»! И за каждую они заплатят несколько тысяч регистрационного взноса!

А что давали такие конкурсы с точки зрения будущего?

Михаил Голиков: Абсолютно ничего! Пустая бумажка, подписанная неким индивидуальным предпринимателем. Некоторые конкурсы утверждали, что их соучредителем является российское отделение ЮНИСЕФ. В организации же о них никогда не слышали.

Может ли город предложить какие-либо официальные государственные конкурсы?

Михаил Голиков: Есть большая проблема: Комитет по культуре, исходя из определенных законодательных норм, не имеет права поддерживать конкурс, на который есть регистрационный взнос. Между тем регвзнос должен быть — это гарантия того, что человек приедет. Более того, требуется работа оргкомитета. Но Комитет по культуре не может ее оплачивать. Я не раз предлагал, чтобы Филармония стала опорной организацией, которая предоставит помощь в проведении конкурсов. Но все равно регвзнос требуется оставить. А это невозможно.

Какие проблемы вызывает несовершенство системы поиска талантов?

Михаил Голиков: Уже сейчас мы испытываем огромные кадровые проблемы с музыкантами: в Консерватории все меньше учащихся. Просто школы и училища не выпускают в нужном количестве правильно подготовленных специалистов. Для высшей школы нет кадров, а значит, нет музыкантов, которые пойдут в театры, филармонии.

Но я верю, что нам удастся выстроить правильный механизм от зачисления ребенка в школу до появления новой звезды на небосклоне российской и зарубежной музыки.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.