Александринский театр открыл сезон спектаклем под проливным дождем в Пскове

Александринский театр открыл сезон спектаклем под проливным дождем в Пскове

Отмолить душу внезапно скончавшегося мужа, переодевшись в мужское платье и приняв его обличье… Пройти по следам духовный путь петербургской святой Ксении Блаженной… Успеть за ее внутренней молитвой, идущей от сердца со скоростью 12 метров в секунду, как шквалистый ветер… Дышать в такт спектаклю Валерия Фокина, ставшему в новых предлагаемых обстоятельствах не просто ярким живописным художественно-географическим экспериментом, но и огромной духовной работой…

Александринский театр в Псковском кремле на Вечевой площади сыграл премьерную версию спектакля Валерия Фокина «Блаженная Ксения. История любви». Первый масштабный совместный проект Национального драматического театра России, объединивший не на словах, а на деле петербургскую Александринку и Псковский театр драмы, был похож на настоящее жертвоприношение искусству. Вырванный из петербургского контекста спектакль при переносе под стены Псковского Кремля в своей трагической теме самосохранения и самосовершенствования человека прозвучал здесь особенно остро: ледяной псковский ветер и проливной дождь развеивали по миру и размывали, кажется, все людские грехи на своем пути. Но только не глубину режиссерского замысла…

Две недели финальной подготовительной работы. Причастных к созданию — сто человек… Свидетелей их трудов — полдревнего города… Под открытым небом театральная молитва петербургской святой Ксении Блаженной, ночевавшей на голой земле зимой и летом, стала и мощным духовным опытом, и телесным испытанием как для актеров, так и для зрителей.

Казалось, все невзгоды Ксении Блаженной в эту гастроль выпали на долю молодой гениальной актрисы, примерившей на себя и образ, и истлевшие одежды своей героини. Грандиозная работа Анны Блиновой. На спектакле она светилась, причем буквально. На репетициях не роптала: «Этот холод… Мне кажется, это еще недостаточный холод… Потому что Ксения же сидела и зимой точно так же на холодной земле. По идее, это должно добавлять спектаклю реальных обстоятельств…»

Ей в помощь — бегущая строка по кремлевской стене. Пунктиром по каменной кладке и сырой траве. Как реальная женщина Ксения Григорьевна Петрова, после внезапной смерти мужа оставшись вдовой в двадцать шесть лет, раздала все имущество и облачилась в его одежды. Отзывалась только на его имя и говорила, что Андрей Федорович жив, а Ксения умерла. Странствовала сорок пять лет. Милостыню не принимала. Днями бродила по улицам Петербурга, помогала людям в их жизненном устройстве и спасении души, а ночи в любую погоду и любое время года проводила в поле, где в коленопреклоненной молитве находилась до рассвета, делая земные поклоны на все четыре стороны…

На фоне кремлевских стен во Пскове постановка Валерия Фокина о петербургской святой приобретала особый сакральный смысл
В спектакле Фокина, вместившем и все чудеса, связанные с ее заступничеством, его Ксения, отрекшаяся от обыденной жизни во имя любви и веры в Бога, проходит сквозь времена. Является разным людям. Возникает в тюремной очереди возле «Крестов». Сидит на Смоленском кладбище под стенами своей часовни, выдерживая натиск толпы экскурсантов и паломников, спустя столетия пришедших ей поклониться. Когда никто, кроме маленькой девочки, не видит ее мук…

Режиссер Валерий Фокин на репетициях спектакля Национального драматического театра России. Фото: Александр Постнов
Все эпизоды вокруг Ксении будто внесюжетные миражи. Сцены с безногим солдатом и греховодником отцом Паисием (Игорь Волков сразу в двух ролях), с дразнящими юродивую мальчишками, с любовницей мужа Ксении Катей (Александра Большакова), с мистическим персонажем в обличье дворянина Салтыкова (Сергей Паршин), с псевдоприпадочной Марфушей (Светлана Смирнова) становятся ступенями внутреннего восхождения героини. Как на паперти храма, не сходя со своего места ни в дождь, ни в снег, не покидает она молитвенный помост.

«Ее тщедушная фигурка только сжимается от ненастья, но лицо обращено к небу, к Богу, и она шепчет молитву, прося о том, чтобы свидеться там, за гранью жизни, с умершим без покаяния мужем, чтобы отмолить его грехи, превратившись в него самого, — говорит театровед и идеолог Александринки Александр Чепуров, приведший Валерия Фокина на могилу Ксении Блаженной и в ее часовню на Смоленском кладбище. — Со своего места она срывалась только тогда, когда глупые мальчишки дразнилками доводили ее до исступления, да тогда, когда являлся ей в грезе одетый в белое рубище Андрей Федорович. И наконец, тогда, когда элегантный господин — Смерть — являлся за ней в финале, чтобы увести с собой в небытие…»

На фоне кремлевских стен во Пскове постановка Валерия Фокина о петербургской святой приобрела особый сакральный смысл. И по силе воздействия, кажется, превзошла даже петербургский оригинал. Что можно отнести к итогам? Надо свято хранить полученный после александрийской «Блаженной» духовный опыт. И помнить о Ксении, слагая ей свой акафист..

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.