Ангела Меркель капитулировала и сдает германскую территорию свободы слова

Ангела Меркель капитулировала и сдает германскую территорию свободы слова

Стихотворение известного немецкого сатирика Яна Бемерманна о президенте Турции Реджепе Тайипе Эрдогане раскололо немецкое общество и показало, как велики противоречия в правящей в Германии коалиции. Страсти не утихают уже больше месяца, в скандал втягиваются все больше известных политиков, журналистов, чиновников. Как случилось, что шутка вызвала государственный скандал?

Событие, участниками которого стали канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Турции и немецкое общество, начались еще в конце марта, когда в эфире телеканала ZDF в своей передаче Neo Magazin Royale 35-летний сатирик Бемерманн поднял вопрос о том, каковы границы дозволенного немецким законодательством в области свободы СМИ. Эта тема была затронута неслучайно. За две недели до того на другом немецком канале — NDR — был показан сатирический ролик о президенте Турции, высмеивавший, в том числе, его привычку к роскоши и нападки на свободную прессу. Сюжет вызвал возмущение в Анкаре, посол ФРГ Мартин Эрдман был вызван в турецкий МИД. Немецкая публика была в ярости: мало того, что турецкие власти ущемляют свободу слова в своей стране, они еще и пытаются оказывать давление на СМИ в Германии! В таких ситуациях федеральный канцлер, как правило, встает на защиту своих журналистов.

В частности, когда в 2006 году журнал Die Tageszeitung опубликовал сатирический материал про премьера и президента Польши Ярослава и Леха Качиньских, из Берлина не только не последовало извинений в адрес соседей по Евросоюзу, но их еще и слегка пожурили за непонимание основ демократии. «Свобода СМИ не позволяет федеральному правительству комментировать публикации, относящиеся к представителям других государств», — безапелляционно заявил тогда пресс-секретарь кабинета Ульрих Вильхельм. И в этот раз немцы ждали подобной реакции Ангелы Меркель, но ее не последовало. СМИ обрушились на канцлера с критикой, и именно в этот момент Ян Бемерманн продемонстрировал в своем шоу, что же действительно оскорбительно и не позволено в Германии, на примере стиха — скабрезного и имеющего мало общего с действительностью, намекающего на нетрадиционные сексуальные пристрастия президента Турции. Шоу было сконструировано таким образом, что придраться к нему, казалось бы, сложно. Оскорбительное стихотворение прямо названо оскорбительным и подано как призыв никогда так не делать. Но Эрдоган известен своей обидчивостью: по данным СМИ, в отношении 1845 граждан его страны ведется расследование по обвинению их в оскорблении президента. В середине апреля, с согласия канцлера Ангелы Меркель, этот список пополнился гражданином Германии Яном Бемерманном.

Статья шаха

В январе 1965 года в дом 25-летнего карикатуриста Гаральда Рольфа Саттлера в Кельне нагрянула с обыском полиция. Причина: сделанный им фотоколлаж, опубликованный в местном издании KolnerStadt-Anzeiger, на котором иранский шах Мохаммед Реза Пехлеви якобы пытается продать королю Саудовской Аравии Фейсалу свою жену. Несмотря на то что издатель принес шаху извинения за неудачную шутку, в Тегеране требовали привлечь виновных к ответственности. В соответствии со статьей 103 УК ФРГ об «оскорблении органов и представителей иностранных государств», эта процедура может быть запущена по официальному запросу правительства страны, лидер которой считает себя пострадавшим, только с согласия правительства ФРГ. В 1965 году федеральный президент Германии Генрих Любке встал на сторону иранского шаха: выступая по телевидению, он заявил, что карикатурист из Кельна «негодным образом дискредитировал главу дружественного государства». Издатель и карикатурист были приговорены к незначительным денежным штрафам, и можно сказать, что они легко отделались: 103-я статья УК ФРГ предусматривает и возможность тюремного заключения — от трех месяцев до пяти лет. Эта статья в Германии практически никогда не использовалась, поэтому после истории с Пехлеви в народе ее прозвали «статьей шаха».

Специалист по истории кино, радио и телевидения Вольфганг Мюль-Бенингхауз объясняет корреспонденту «РГ»: «Пункт первый пятой статьи Конституции ФРГ гарантирует свободу СМИ, третьим пунктом той же статьи защищена свобода науки и искусства. Сатира в Германии считается искусством, так что шутка в телевизионной программе охраняется с двух сторон». Профессор берлинского университета имени Гумбольдта считает, что определить, где заканчивается сатира и начинается оскорбление, невозможно.

«Представители разных стран, и даже в одной стране — представители разных поколений, смеются над разными вещами. И формы, которые принимает сатира, могут быть разными. То, что имел в виду поэт Курт Тухольски, писавший в начале прошлого века, что «сатире позволено все», это совсем не то, над чем мы смеемся сегодня. Поэтому невозможно провести четкую границу между тем, что является и не является сатирой».

«Она просто разделала меня как филе, подала на чай нервнобольному деспоту», — упрекал Меркель сатирик
По этой причине суды в Германии, как правило, встают на сторону авторов шуток. За исключением случаев, когда они являются прикрытием для намеренного оскорбления. И именно таким был посыл канцлера ФРГ Ангелы Меркель, в ходе телефонного разговора с премьером Турции Ахметом Давутоглу назвавшей стих Бемерманна «намеренно оскорбительным». По информации из окружения Ангелы Меркель, она рассчитывала, что ее жесткая реакция на стихи Бемерманна позволит уладить германо-турецкий конфликт на начальной стадии. Но вышло ровно наоборот: поняв, что канцлер ФРГ готова идти на уступки, президент Турции, уже подавший в суд на Бемерманна как частное лицо, потребовал судебного разбирательства в качестве главы государства — в соответствии со статьей 103 УК ФРГ. И Ангела Меркель снова пошла на поводу у турецких властей. Это решение фрау канцлер вызвало в Германии настоящую бурю. Дело Бемерманна здесь сегодня знает каждый — от пограничника в берлинском аэропорту Шенефельд до районного судьи в Майнце.

Германия против

68 процентов опрошенных организацией YouGov жителей Германии негативно оценили разговор канцлера ФРГ с турецким премьером. 77 процентов немцев высказались против начала расследования дела Бемерманна. Почти 250 тысяч человек подписали петицию: «Свободу Яну Бемерманну!» Неудивительно, что партнеры ее блока ХДС/ХСС по большой коалиции — социал-демократы — отмежевались от решения канцлера. Министр иностранных дел страны Франк-Вальтер Штайнмайер и его однопартиец министр Юстиции Хайко Маас не поддержали ее решение разрешить расследование против сатирика. «У наших политических партий разный подход к создавшейся ситуации. Фрау Меркель предпочла перевести этот вопрос в правовое русло. По крайней мере, такой была ее официальная позиция. А позиция моей партии такова, что мы не должны давать сигнал, что кто-то извне может вмешиваться в наши конституционные свободы. Тем более что правовую оценку стихотворения Бемерманна судебные органы дадут в ходе разбирательства по частному иску Эрдогана», — поясняет «РГ» депутат СДПГ Фритц Фельгентрой. Более того, по данным местных СМИ, глава ХСС Хорст Зеехофер нанес своей соратнице еще один удар. На закрытом совещании он предупредил ее, что люди в Германии к сделкам с Турцией относятся весьма критически. «Мы ни при каких условиях не можем позволить себе впасть в зависимость от Турции», — убеждал он Ангелу Меркель. Но тщетно.

Почему поведение сегодняшней Ангелы Меркель больше напоминает президента Любке, чем ее саму десять лет назад? По мнению местных экспертов, одна из главных причин неожиданной уступчивости канцлера ФРГ по отношению к турецким властям — страх, что достигнутые с таким трудом договоренности с Турцией по мигрантам будут сорваны из-за скандала, вызванного стихотворением Бемерманна, и это станет ее личным поражением. Но, судя по всему, в этой истории она проиграла гораздо больше, чем выиграла. «Для Меркель скандал с Бемерманном — это ее фиаско, потому что он обнажил уязвимость ее политики в отношении беженцев. Вести переговоры с Турцией, чтобы уменьшить поток мигрантов, было правильно, и, конечно, это должно было повлечь за собой какие-то уступки турецкому самодержцу в Анкаре. В конце концов, большая политика — это не семинар по этике. Проблема в том, что Меркель преподнесла это так, как будто не существует других возможностей взять под контроль миграционный кризис, кроме как довериться человеку, который, не задумываясь, использует любую власть, которая окажется в его распоряжении», — пишет Spiegel.

Немецкая публика была в ярости: турецкие власти пытаются оказывать давление на СМИ в Германии
«Вообще я с этим согласен, — кивает Фельгентрой, — не могу сказать, что так думают все немцы, но это мнение широко распространено в Германии». И хотя фрау канцлер попыталась пройти по этой скользкой дорожке, не только отдав немецкого сатирика в руки Фемиды, но и одновременно пообещав, что к 2018 году 103-я статья УК, внесенная еще во времена кайзера, будет отменена, а спустя две недели признала, что была неправа, и впервые публично извинилась за свои действия, в немецкой прессе появляются комментарии, что история скромного сатирика Яна Бемерманна может в конечном итоге привести к закату политической карьеры Ангелы Меркель.

Не смешно

Тем временем в начале мая герой, который уже перестал быть главным в этой истории, прервал свое добровольное домашнее заточение, чтобы в интервю изданию Die Zeit упрекнуть федерального канцлера, которая «не должна колебаться, когда речь идет о свободе мнений». «Она просто разделала меня как филе, подала на чай нервнобольному деспоту», — сетовал Бемерманн. Перед этим сатирик в течение месяца не давал интервью, не отвечал на телефонные звонки, не писал в социальных сетях, где раньше был очень активен. По словам коллег, он почти не покидал свой дом в Кельне, который теперь находится под наблюдением полиции. Спецслужбы проанализировали создавшуюся ситуацию и пришли к выводу, что не исключены попытки нападения на сатирика, так как почувствовать себя оскорбленными могли и какие-то живущие в Кельне выходцы из Турции. Подтверждением тому может служить факт, что, по данным прокуратуры Майнца, количество исков частных лиц к Бемерманну и телеканалу ZDF в последние дни перевалило за сотню.На страницах программы Neo Magazin Royale в соцсетях появилось сообщение, что завтра — 12 мая она, впервые с начала скандала вокруг стихотворения, снова выйдет в эфир.

По информации коллег, все это время у автора не было настроения быть смешным. Рассказывают, что привыкший к абсолютной свободе сатирик был потрясен, когда узнал, что без всякого решения суда доступ к записи его программы в цифровом архиве телеканала закрыт по воле главы ZDF Томаса Беллута, и он — автор — не имеет возможности ею распоряжаться. При этом руководство ZDF гарантировало, что пройдет с ним суды всех инстанций, включая конституционный трибунал и Европейский суд по правам человека, если статью 103 УК к тому времени еще не отменят и судебный процесс не исчезнет вместе с ней. Ведь СДПГ, как сообщил «РГ» Фритц Фельгентрой, уже подготовила законопроект, предусматривающий ускоренную отмену этой статьи.

Впрочем, по мнению СМИ, для Эрдогана, который через своих дипломатов и юристов добивается наказания Бемерманна, важно отнюдь не торжество закона и справедливости. Он неоднократно демонстрировал, что суд, по крайней мере, в его стране, не имеет для него большого значения. Целью турецкого президента, по мнению европейских журналистов, является публичный урок Германии.

Сатирики не сдаются

Главный редактор самого известного в стране сатирического журнала Titanic Тим Вольф считает, что в создавшейся ситуации есть положительная сторона: «Знаете, мы — немцы — имеем репутацию не самого смешного народа. А тут прославились благодаря шутке!» На его столе разложены журналы, взгляд падает на одну из обложек, с которой торжествующе улыбается Тайип Эрдоган. На вопрос корреспондента «РГ», собираются ли сотрудники «Титаника» и дальше высмеивать турецкого лидера, ведь дело Бемерманна — это прецедент, который проложит дорогу для новых исков, Тим Вольф заверяет: «Мы его не боимся!» Он считает, что вряд ли президент Турции начнет подробно исследовать немецкую прессу и подавать в суд на каждую публикацию. «У него достаточно хлопот с судебным преследованием своих граждан», — считает журналист. «Нет, мы не собираемся долго раздумывать, шутить или нет. Поймите, вдруг наша — сатириков — работа стала очень важной, даже немного опасной! Посмотрите, сколько всего, оказывается, можно достичь при помощи одной шутки: в Европе началась дискуссия о том, где граница между сатирой и оскорблением, в нашей стране, наконец, заговорили об отмене 103-й статьи УК. И особенно нас радует, что Меркель учится действовать как Эрдоган, так что нам будет интереснее работать». Впрочем, по словам Тима Вольфа, какой бы острой ни была опубликованная в его журнале сатира на Ангелу Меркель, она никогда на это не реагировала и, тем более, не подавала в суд, «потому что она достаточно умна, чтобы понимать, что это не принесет ничего хорошего и только очень прославит шутку о ней». «Вся Германия, в том числе политики, теперь шутят о сексуальных сношениях с животными. Вот чего можно добиться слишком острой реакцией на юмор. Эрдоган находится в другой стране и не видит этого, но немецкие официальные лица прекрасно это понимают».

Скандал между Анкарой и Берлином, разразившийся из-за стихотворения телеведущего Яна Бемерманна, набирает обороты. На сей раз президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подал в суд исковое заявление против главы издательского и медийного концерна Axel Springer Verlag Матиаса Депфнера. Тот открыто поддержал неугодного турецкому правителю сатирика.
Факт иска Эрдогана к Депфнеру подтвердил адвокат Ральф Хекер, представляющий интересы турецкого главы. Как сообщает Spiegel Online, земельный суд Кельна уже дал понять, что заявление, скорее всего, будет отклонено. Но Эрдоган намерен идти до конца и обращаться в суды следующей инстанции. Похоже, на Босфоре пристально следят за всеми дискуссиями вокруг скандального стихотворения. Напомним: в нем Бемерманн в весьма жесткой и, по мнению Анкары, оскорбительной форме высмеял президента Турции, который теперь добивается уголовного преследования журналиста. После дипломатической ноты от турецкой стороны против него было возбуждено дело по статье уголовного кодекса ФРГ «Оскорбление органов и представителей иностранных государств».

Бемерманну грозит штраф или лишение свободы сроком до трех лет. В Германии многие встали на его сторону. В том числе и председатель правления медиаконцерна Axel Springer. «Я нахожу ваше стихотворение удачным. Я хохотал во весь голос», — написал Депфнер в еженедельнике «Вельт ам Зоннтаг», напоминая читателям о традициях немецкой сатиры и свободы выражения мнений. При этом юристы медиахолдинга уверяют, что им ничего не известно о вероятной судебной тяжбе с президентом Турции.

Тем временем еще одной жертвой «турецкой цензуры» в Германии стал ресторан, который предлагал посетителям отведать бургер под названием «Эрдоган». Бутерброд с котлетой и сыром из козьего молока появился в меню в конце апреля и вызывал у искушенных и политически просвещенных гурманов ассоциации с одним из неприличных эпитетов, прозвучавших в стихотворении Бемерманна. Владелец и шеф-повар заведения Йорг Тиманн в Кельне не скрывал, что тем самым сознательно выражает солидарность с земляком Бемерманном и со всеми журналистами, которые подвергаются преследованию со стороны турецких властей.

Впрочем, в адрес ресторана стали поступать угрозы, и его пришлось временно закрыть. После того, как вокруг стали появляться подозрительные люди в черном, Тиманн признал, что пока не может гарантировать безопасность своих сотрудников.

Когда верстался номер, стало известно, что земельный суд Кельна все-таки отклонил иск президента Турции Тайипа Эрдогана против Матиаса Депфнера. Об этом сообщило агентство «Рейтер». По его данным, судьи обосновали принятое решение «правом подзащитного на свободу выражения мнения».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.