Заглядывая в минские окна

Заглядывая в минские окна

Сергей Талыбов снял в Беларуси философский триллер «Внутри себя»

Талантливый фотограф получает заказ: снять окна одного из старинных домов Минска. Образцового глянца не получается — фотосессия в одночасье меняет жизнь молодого человека, в которой прежде все было спокойно и хорошо: интересная работа, крепкая семья…
Сергей Талыбов: В кадре все достаточно реалистично. Мы не играли в поддавки… Фото: Татьяна СтоляроваСергей Талыбов: В кадре все достаточно реалистично. Мы не играли в поддавки… Фото: Татьяна Столярова Сергей Талыбов: В кадре все достаточно реалистично. Мы не играли в поддавки… Фото: Татьяна Столярова
Белорусский режиссер и сценарист фильма «Внутри себя» Сергей Талыбов работал прежде в самых разных жанрах: детектив, драма, комедия, боевик. За триллер он взялся впервые. Мировая премьера «Внутри себя» состоялась на российском фестивале «Киношок». В ноябре картина выходит в прокат в Беларуси, и это будет не только премьера фильма, но и, можно сказать, премьера жанра, до сей поры практически не востребованного в кинопроизводстве страны.

Сергей Талыбов рассказал обозревателю «СОЮЗа», как рождественские окна старого Минска навели его на мысль снять первый в его жизни триллер.

— Как вы отважились на триллер?

Сергей Талыбов: А почему бы и нет? Всегда интересно что-то начинать делать. Да, я хорошо изучил драмы, военные драмы. Да, снял много короткометражных фильмов. Все это прекрасно и с перспективой на фестивали. Триллер — жанр, который по своей природе в рамках любого фестиваля будет уступать драме…

— А вы на фестивали не ориентировались сознательно…

Сергей Талыбов: Нет. Я не кокетничаю, честно. Хотели попробовать. Плюс ко всему в любом современном кино важно, чтобы оно было не только умным и интересным, но и приносило деньги, и чтобы эти деньги работали. Снимать дальше, дальше, дальше… Вот такая утопическая история. Не всегда это, конечно, получается. Но под лежачий камень вода никогда не течет. Нужно делать, собираться с мыслями, писать сценарий, каждый раз выходить на площадку. И в жанровом плане триллер очень узок, у него очень жесткий коридор. Потому что шаг влево, шаг вправо — все, это уже не триллер. Есть огромное количество приемов, уже созданных большими мастерами, начиная от Хичкока и заканчивая Линчем или Финчером. Все коридоры и рамки уже придуманы. Выскочить из них трудно. Еще труднее в них войти.

— Чем вы цепляете своего потенциального зрителя?

Сергей Талыбов: Твист в сценарии очень простой. Один издательский дом заказывает фотографу пленочную съемку — окна старого Минска. Он едет, берет пленочный фотоаппарат, потому что требуется сделать ретро-серию этих фотографий. А когда он начинает снимать одно окно старого дома, он видит, что в окне происходит убийство. Женщина хочет вырваться, пытается открыть окно, сзади подходит мужчина, снимает шнурок с гардины и на его глазах душит ее. Фотограф это все снимает. Мужчина замечает, выбегает за ним. Фотограф успевает сесть в машину, приезжает в свою студию, естественно, он в шоке, бежит в проявку. Начинает проявлять. Дом есть, окно есть. Женщины и мужчины нет.

— Заинтриговали.

Сергей Талыбов: Мистики никакой… И никакой информации о фильме больше нет в интернете. Кроме трейлера. Он был готов до «Киношока» где-то за месяц. Так что на родине фильм еще не видели.

— Снимали полностью в Беларуси?

Сергей Талыбов: Да. И, надо сказать, съемки были тяжелые. Парадокс: мы сняли фильм за 12 смен.

— Всего 12 смен? Вот это главный, пожалуй, в вашей истории триллер.

Сергей Талыбов: Лукавить не буду, из-за лимита времени смены были не по 8-10 часов, а по 12-14. Но не подряд, двенадцать смен были раскинуты на полгода. Потому что любое солнце в кадре — все, отмена съемки. Мы создавали именно пасмурную погоду. Лето тоже есть, но мы его делали в августе. А все остальное — осенне-зимние съемки, небо с гнетущей атмосферой. Ждали оптику, ждали актеров. Сложно было собрать все вместе. Может, и к лучшему, — отсняв часть, было время хорошо продумать следующую. В триллере ведь чуть-чуть отпустил зрителя — все. Ты не накачаешь его потом. Его нужно брать сразу. Но мы все-таки умудрились сделать несколько кувырков. Мы отпускали главного героя, перекидывали сюжет на другого, второстепенного. Второстепенный становился главным, и потом возвращались к главному. Но саму фабулу мы не трогали, не двигали. Она существовала сверху, как мне кажется.

Кстати, следующая часть как продолжение «Внутри себя» уже написана. В финале фильма вы поймете, что она там нужна. Посмотрим, какая будет судьба у картины. Есть еще сейчас в работе сценарий, который параллельно со второй частью будем готовить.

— Там, как говорили продюсеры, сюжет еще круче?

Сергей Талыбов: Я бы сказал, что не круче, но намного страшнее — хоррор.

— «Внутри себя» вы были и соавтором сценария. Вместе сочиняли или потом редактировали его?

Сергей Талыбов: Мы с женой вместе написали сценарий. Это было странно и спонтанно. Шли в магазин накануне Рождества… Праздничные окна, красота… Я говорю жене: «Посмотри, за каждым окном судьба, за каждым окном человек. Сейчас они встречают Рождество. У всех есть родственники, так все здорово…» И проходим одно очень пустое окно, в нем ничего нет, только горит одна гирлянда, и даже никаких занавесок не повешено. Жена спрашивает: «А что ты скажешь про это окно?» Я: «Ничего не скажу. Мы сейчас с тобой идем, и представь, выбегает женщина, сзади ее догоняет мужчина и убивает у нас на глазах. Что ты будешь делать?» — «Сниму это сразу — у всех же есть сейчас мобильные. У нас будет все задокументировано». — «А если бы ты сняла это на пленочный фотоаппарат, проявила, а там никого нет?» Она: «Это интересно. Стоит подумать». И начали думать.

В кадре все достаточно реалистично. Мы не играли в поддавки, не путали зрителей. Мы давали определенные манки — с ума ли сходит человек, кажется ли это ему или на самом деле все происходит. Там это питается на протяжении всей картины. А в последние пятнадцать минут все становится на свои места. Посмотрите, как Конан Дойл писал! Он брал и описывал убийства — как, что и за чем происходило. А потом вымарывал оттуда ключевые звенья, разбирал и отдавал это Холмсу. Связки исчезали, а история-то оставалась сама по себе. Вот откуда дедукция.

— Название фильма «Внутри себя» — оно с отсылом к психоанализу?

Сергей Талыбов: Конечно. Наш герой-фотограф ходит к психологу, у него после 30 лет передается сумасшествие из поколения в поколение. Человек уже перешел тридцатилетний барьер, и у него начинают проявляться симптомы определенного слабоумия. Он дико этого боится, а плюс ко всему с ним еще такая история произошла…

— Женской линии в фильме много?

Сергей Талыбов: Достаточно. И, мне кажется, там женская линия яркая.

У каждого злодея своя правда. Не обязательно его делать лысым, с испанской бородкой, каким-то прищуром и шрамом на пол-лица: злодей пошел!
— А счастливая?

Сергей Талыбов: Смотря с какой стороны посмотреть. Я не говорю, что там женщина — злодей или мужчина — злодей. У каждого злодея своя правда. Не обязательно его делать лысым, с испанской бородкой, каким-то прищуром и шрамом на пол-лица: злодей пошел! Нет. По-моему, тоже Хичкок сказал: тем интереснее фильм, чем тщательнее выписан злодей. Если злодей сделан хорошо, и это не просто какой-то «маньячило» бегает и непонятно по какой причине отрывает людям ноги или головы, если у него есть своя мотивация, почему он так мстит, почему он преследует и т.д., и если тебе интересно наблюдать за тем, как его поймают, или не поймают, и что он сотворит дальше, — это уже не просто триллер.

— У вас в фильме злодей мужчина или женщина?

Сергей Талыбов: Не скажу. Смотрите фильм.

— А в жизни с кем чаще вы встречались?

Сергей Талыбов: 50х50. Женщины умны. Я ни в коей мере никогда не принижал женский ум. Я бы сказал, что даже в некоторых вещах он более изощрен, более прагматичен и точен. Женщина очень хорошо водит машину. О чем это говорит? О том, что она контролирует любую ситуацию, знает, что, как, куда. Она не психует, у нее совершенно четкое понимание той функции, которую она сейчас выполняет. Я о большинстве женщин говорю. Хотя я не сторонник женского вождения, правда. Но то, что женщины умом изощреннее в некоторых вещах, — это точно.

— А в плане доброты, душевности… Любовь в вашем фильме есть?

Сергей Талыбов: Есть, конечно.

— Большая или трагическая?

Сергей Талыбов: Не может быть в триллере не трагической любви, как мне кажется. Она в любом случае уже жанровая. Это не мелодрама, когда мы рассказываем историю двух людей, как им хорошо быть вместе. Это уже совершенно другое кино.

У каждого злодея своя правда. Не обязательно его делать лысым, с испанской бородкой, каким-то прищуром и шрамом на пол-лица: злодей пошел!

ДОСЬЕ «СОЮЗа»
Сергей Талыбов — режиссер и сценарист. Родился в Минске. В 1998 году окончил Белорусскую академию искусств. Снял множество фильмов и сериалов, в том числе «Кремлевские курсанты» (2009), «Теоретики» (2009), «Окраина» (2010), «Зал ожидания» (2010), «Говорит полиция» (2011), «Следы Апостолов» (2013), «Государственная граница. Ложная цепь» (2015).

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.