Все призы международного киносмотра достались российским картинам

Все призы международного киносмотра достались российским картинам

Итоги завершившегося Московского кинофестиваля поставят в тупик любого, кто мало-мальски следил за его конкурсной программой. Конкурс ММКФ вообще из года в год становится камнем преткновения — он подвергается резкой критике, в него редко попадают фильмы, про которые хоть кто-нибудь помнит через два-три года. Но в этом году конкурсная программа была действительно пристойной. Здесь был тихий фильм об опыте личной трагедии — «Год Леона» аргентинки Мерседес Лаборде; подчеркнуто неамбициозное, но умное и мастерски сделанное кино. Или «Ночной бог» казахского режиссера Адильхана Ержанова — такой артхаус артхаусович, замороченная бессюжетная аллегория от молодого автора, на которого уже положил глаз Каннский кинофестиваль. Или норвежский военный блокбастер «12-й человек» Харальда Цварта — европейский ответ «Выжившему» Алехандро Иньярриту, который, видимо, ждет хорошая международная судьба.

Награди жюри один из этих фильмов хотя бы «Георгием» за режиссуру или спецпризом жюри — и в этом прослеживалась бы хоть какая-то логика. Но нет — жюри решило иначе, и все призы международного киносмотра достались российским картинам. Если относиться к этому итогу максимально серьезно, то логично признать, что в нашей стране наблюдается просто-таки ренессанс авторского кинематографа — продюсеры со всего мира стоят в очереди, чтобы поработать с российскими режиссерами, а фестивали первого ряда кусают локти, если им вдруг не удается заполучить российский фильм в конкурс. Реалистичная картина?

Не вызывает нареканий, пожалуй, лишь главный приз — «Золотой Георгий» достался картине Эдуарда Новикова «Царь-птица». Тут в решении жюри можно найти хоть какую-то логику. Главная задача фестиваля — первым фиксировать тренды, открывать новые имена, территории и кинематографические волны. Якутское кино вот уже несколько лет бурно развивается — из локальной истории оно уже выросло во всероссийскую. Московский кинофестиваль, наградив «Царь-птицу», застолбил за собой право называться первооткрывателем «новой якутской волны» для зарубежного зрителя. Но вот остальные призы — что это было? Спецприз жюри достался «Ню» Ян Гэ — не столько фильму, сколько видеоблогу милой китайской актрисы, несколько лет назад переехавшей в Москву. Смотреть эту автобиографическую любительщину, мягко говоря, невозможно. Искренность искренностью, но режиссуру, сценарий и монтаж никто не отменял. «Серебряный Георгий» за режиссуру, доставший Александру Котту за мелодраму «Спитак», — тоже какое-то недоразумение. Александр Котт — очень хороший профессионал, способный снять все что угодно на одинаково высоком уровне. Но в наградных списках фестивалей такому традиционному кино делать нечего.

Актерские призы Кирану Чарноку (унылейшая новозеландская драма «Заблудшие») и Джованне Меццоджорно (смехотворный эротический триллер Ферзана Озпетека «Неаполь под пеленой») несколько разбавили патриотический настрой церемонии награждения — а то возникало ощущение, что вручают не «Золотого Георгия», а «Золотого орла».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.