Виталий Хаев рассказал о фильме «Как я стал русским»

Виталий Хаев рассказал о фильме «Как я стал русским»

Фильм «Как я стал русским» многим зрителям покажется знакомым. Все потому, что сериал с таким же названием, рассказывающий о том, как американский журналист открывал для себя Россию, вышел в 2015 году на канале СТС.

Показали сериал и в Китае, и вот тамошнему зрителю он очень пришелся по душе. И уже весной 2017 года решили снимать полнометражное продолжение проекта, рассчитанного на международную аудиторию. Сценарий фильма напоминает русскую народную сказку о том, как царь выбирал жениха для своей единственной дочери и никто ему не подходил. Но вместо царя — олигарх, который живет в российской глубинке среди льдов и снегов. В этой роли — Виталий Хаев. А жених — простой шанхайский парень — актер Дун Чан, которого на современной российской земле принимают то за бурята, то за таджика.

В поместье у олигарха есть самый настоящий танк. А китаец тоже парень не бедный — ему ничего не стоит сводить любимую на шопинг в ЦУМ и заказать номер в дорогом московском отеле в центре. Как будет китайский жених завоевывать любящего папу, чтобы жениться на русской красавице — блондинке Ирине, которая работает в Большом театре, можно будет посмотреть в кино уже 7 февраля. А в преддверии проката актер Виталий Хаев ответил на вопросы «РГ».

В Москве устроили большую интернациональную премьеру фильма. Вы на ней увидели картину впервые?

Виталий Хаев: Нет, я уже видел фильм в Китае — мы ездили туда представлять новую работу. Были в российском посольстве, объездили несколько провинций — везде нас принимали очень хорошо. Там фильм вышел в прокат раньше — ждем первых результатов. А вообще фильм «Как я стал русским» в Китае стал популярен еще до выхода в прокат, благодаря сериалу. Его там очень любят.

Как вы думаете, почему?

Виталий Хаев: Никто не знает секрета успеха, иначе бы все снимали и только на китайский рынок и продавали. Но я в Китае честно спрашивал, отчего так. У них ведь там есть внутренний интернет. И по скачиванию наш сериал «Как я стал русским» был на втором месте после «Игры престолов», то есть его рейтинг был очень высок. И на мои вопросы ответили так: в сериале есть несколько очень популярных персонажей. И когда я интересовался, почему популярен именно мой Анатолий Анатольевич, мне сказали, мол, в Китае есть несколько очень богатых людей, но вести себя так, как ваш герой, они не могут. Кроме того, китайцам очень интересна наша внутренняя жизнь. Обычная простая, не что-то придуманное, а повседневная жизнь, вплоть до мелочей.

Олигарх Платонов — это собирательный образ?

Виталий Хаев: Конечно. С кого я его буду делать? У меня знакомых олигархов — только один, да и тот в Германии живет. К тому же очень много диктует сценарий. Надо играть то, что написано. Можно вставить манеру поведения, не более того. Но я много играл ролей олигархов, было время попрактиковаться.

Где вам нравится больше сниматься — в полном метре или в сериалах?

Виталий Хаев: Артист везде находится в кадре — в этом смысле разницы нет. Разная лишь степень погружения в материал. Просто кино снимается меньше по времени — «серия» одна, над ней, как правило, работают более тщательно. Сериалы делаются быстрее — много материала. Бывает, они интереснее любого фильма. А есть кино, где борешься за определенную роль. Так что по большому счету все зависит от того, что за фильм или сериал, какой материал. Вот у Андрея Прошкина были сериалы «Переводчик» или «Доктор Рихтер», где я снимался — приятно работать.

Сериал «Как я стал русским» был снят еще в 2015 году, получается, что с фильмом вы второй раз входите в одну и ту же воду?

Виталий Хаев: Не в одну и ту же. Это совершенно другая вода. После того, как сериал прошел в эфире, уже был написан второй сезон. Однако фильм — это комедия в чистом виде, совсем другой жанр, в нем легко и много развлечений. Есть разница между тем, как сниматься в комедии или, например, в военной картине — ответственность другая и настроение. Да, после того, как сериал показали по телевизору, мы о нем было уже забыли, но он стал суперпопулярен в Китае. И вот приехал в Россию продюсер и привез идею — снять полный метр, но с китайскими персонажами. Наши продюсеры ее подхватили. Все это долго и тщательно разрабатывалось.

Как вы считаете, может быть, то, что любопытно зарубежному зрителю, нашему не столь интересно, потому что мы все о России знаем?

Виталий Хаев: По отношению к китайскому зрителю очень сложно что-то сказать — мы сильно отличаемся менталитетом, рождением, стилем поведения, и вообще жизнь у них другая. На китайский рынок никто толком попасть не может. И я не могу сказать, что разгадал китайского зрителя. До сих пор больше загадки, чем понимания того, что с ним происходит.

Как вы относитесь к тому, когда Россию в зарубежных фильмах представляют в штампах: медведь, самовар, водка, снег и так далее?

Виталий Хаев: Плохо. Но как мы можем повлиять на тех же американцев — говорить, мол, смотрите наше кино, учите нашу историю? А что касается нашего проекта «Как я стал русским», то было бы глупо делать серьезное кино о глубоких взаимоотношениях в этом случае.

Какая она — ваша Россия?

Виталий Хаев: Не только Достоевский, Рахманинов и наша культура, но и мой дом, земля, на которой я вырос. Я не смог бы никогда жить в другом месте. Кто-то эмигрирует, я бы не смог. Путешествовать — да, но тут мои дети, мои деды лежат в этой земле. Это мой родной дом.

В каких еще фильмах вас вскоре увидит зритель?

Виталий Хаев: Почти сразу после фильма «Как я стал русским» выйдет еще одна картина «Папа, сдохни». Его премьера прошла на таллиннском кинофестивале в ноябре прошлого года, после чего американский журнал The Hollywood Reporter написал о нем статью, как о новом культовом фильме из России. После этого картину взяли еще на два международных кинофестиваля. Я с нетерпением жду премьеры в России — жанр черной комедии у нас не очень-то и прижился, но опыт был интересным. И снял фильм тоже дебютант — Кирилл Соколов. Я там играю папу.

То есть, вы перешли на роли отцов?

Виталий Хаев: Да (смеется), пора уже.

Между тем
Китай удерживает звание второго по величине мирового рынка кинопроката (после США и Канады). По данным исследовательской компании Deloitte, к 2020 году его кинорынок станет больше, чем рынок всей Северной Америки. За прошедшие пять лет в КНР было показано 18 российских картин, общие кассовые сборы составили 65 млн долларов. На фоне 383 млн долларов за американский «Форсаж 8» и 193 млн долларов за индийский «Дангал» цифра не выглядит впечатляющей, но, учитывая, что ранее в Китае не было представлено ни одной российской ленты, это настоящий прорыв.

В 2018 году в китайском прокате было 5 российских картин: «Снежная королева 3», «Лёд», «Салют-7», «Тренер» и «Притяжение». 2019 год начнется с релиза двух наших фильмов: «Как я стал русским» и «Путешествие в Китай».

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.