Вена уходит направо

Вена уходит направо

Уверенное лидерство крайне правого кандидата от Австрийской партии свободы Норберта Хофера в первом туре президентских выборов в Австрии направило четкий сигнал недовольства действующему правительству страны. Неприятным сюрпризом такой результат стал и для Брюсселя, в очередной раз напомнив о нерешенном миграционном кризисе и слабых местах единой европейской политики.

В преддверии голосования было сложно называть Хофера фаворитом президентской гонки. На протяжении десятилетий после Второй мировой войны эту должность поочередно занимали представители Социал-демократической или Народной партии. Теперь же все шансы возглавить страну появились у националиста.

Хофер — ярый евроскептик. Он занимает жесткую позицию по ключевому на сегодняшний день для Европы вопросу — миграционному. Наблюдатели отмечают, что австрийцы в большей степени голосовали не за Хофера, а против остальных кандидатов, придерживающихся умеренных позиций. «Только те, кто доволен происходящим, голосовали за кандидата правящей партии, — пояснил политолог Петер Фильцмайер. — На этот раз недовольные отдали голоса Норберту Хоферу». Как бы то ни было, такая логика вполне отражает настроения населения Австрии. Ведь в отличие от большинства кандидатов в ходе предвыборной кампании Хофер пригрозил в случае победы распустить правительство, если оно не займет более жесткую позицию по беженцам.

Во втором туре выборов, которые намечены на 22 мая, Хофер, скорее всего, встретится с бывшим лидером «Зеленых» Александром ван дер Белленом или с независимым кандидатом Ирмгард Грисс, которая может стать первой женщиной на посту президента Австрии. Но даже если кандидату-националисту в итоге не удастся одержать победу, однопартийцы уже назвали его успех «историческим». «Стало совершенно очевидно одно — огромное массивное недовольство правительством, — заявил лидер Австрийской партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе. — Уверен, что как президент Хофер выступит защитником всех австрийцев». Между тем в столкновения с полицией переросли протесты на границе Австрии и Италии, вызванные ужесточением мер пограничного контроля. Манифестанты устроили акцию в районе перевала Бреннер, где начали сооружать бетонные конструкции, которые в дальнейшем превратятся в зону для досмотра.

Мнение

Мир переживает неспокойные времена. То там, то здесь вспыхивают вооруженные конфликты, терроризм стал всеобщей проблемой. Прежняя система международной безопасности то и дело дает сбои. Все это серьезно беспокоит одного из самых видных французских политиков Жана-Пьера Шевенмана. Один из основателей Социалистической партии, в последние два десятилетия прошлого века он возглавлял важнейшие силовые министерства страны — внутренних дел и обороны, а до недавнего времени заседал в Сенате. Сейчас Жан-Пьер Шевенман руководит фондом стратегических исследований «Res Publica», в парижской штаб-квартире которого и состоялась его беседа с корреспондентом «Российской газеты».
Миру, как многие считают, грозят анархия и серьезные неурядицы. Как вы, человек с огромным политическим опытом, видите создавшуюся ситуацию?

Жан-Пьер Шевенман: Процесс глобализации, а он в целом базируется на неолиберальных принципах и нацелен на унификацию не только экономик, рынков, но и других областей человеческой деятельности, приводит к определенному хаосу. Почему? Да потому, что в международных отношениях не все сводится к экономике и положению на рынках. Есть немало других факторов — исторических, геополитических, которые надо учитывать. С момента, когда двухполюсный миропорядок исчез, и Соединенные Штаты стали считать себе единственной супердержавой, они пытаются действовать от лица так называемого «западного альянса», навязывая свою волю всем остальным. Но выходит у них это плохо. Ведь мир изменился, он многосложен. Все активнее о своих интересах заявляет такие быстро развивающиеся страны как Китай, Индия, другие.

В этой ситуации всем необходимо снова четко договориться о соблюдении, скажем так, некоторых правил игры. Они содержатся в Уставе ООН. Уважение суверенитета, отказ от вмешательства во внутренние дела государств. Кстати, последние годы США все больше прибегают к формам непрямого экстерриториального вмешательства, распространяя свою судебную юрисдикцию на другие страны. Разительным примером тому был многомиллиардный штраф французскому банку BNP Paribas только потому, что он проводил операции с Кубой и Ираном, попавшими под американские санкции, в долларах США. Все это, конечно, недопустимо и вызывает возмущение стран, интересы которых не только не берут в расчет, но и подрывают.

Думаю, что и в этом веке ряд стран будут оставаться ведущими игроками в мировых делах. Соединенные Штаты, Китай, Индия, Россия, которая по ряду причин географического, геополитического, военного характера имеет значительный вес в мировых делах. Не будем забывать о ведущих европейских странах — Франции, Германии, Великобритании.

Большой проблемой в этом столетии является арабо-мусульманский мир, который, остро реагируя как на глобализацию, так и свойственный ей неприкрытый индивидуализм, отгораживается от внешнего воздействия, а то и отторгает его. В одном случае это приводит к углублению исламизации общества, в другом к джихадизму, который сейчас стал реальной угрозой как для самих арабских стран, так и для других государств. Чтобы справиться с этой опасностью, нужно объединение всех стран, естественно, включая Россию. В определенной степени это происходит в Сирии, и я надеюсь, что Франция также будет действовать в этом направлении.

В свое время президент Барак Обама среди главных опасностей современности назвал ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГ») и Россию. А не так давно объявил о выделении дополнительных трех с половиной миллиардов долларов, чтобы, по его словам, помочь Европе «противостоять агрессивным действиям Москвы». Что вы об этом думаете?

Жан-Пьер Шевенман: Ставить на одну доску ДАИШ и Россию? Это весьма странное заявление со стороны государственного деятеля с репутацией умного человека. Если присмотреться к его внешнеполитическому курсу, то он повернут в большей степени на тихоокеанский регион, а глобальным соперником все-таки является не Россия, а Китай. Так что упомянутое вами высказывание я бы отнес, скорее всего, к риторике.

Что касается дополнительных ассигнаций «для защиты Европы», то здесь сказывается влияние некоторых неоконсервативных кругов в США, уготовивших Украине роль геополитического «яблока раздора». Именно они способствовали возникновению кризиса, чтобы не произошло вполне логичного сближения между Россией и Евросоюзом, о чем, кстати, еще в 1997 году писал Збигнев Бжезинский в своей «шахматной» книге.

Это факт, что в ЕС есть несколько стран, которые по историческим причинам с большой настороженностью относятся к России. США играет на страхах этой «новой Европы», как ее в свое время назвал бывший американский министр обороны Дональд Рамсфельд, против «Европы старой», основавший Евросоюз, чтобы раздувать эти противоречия в своих интересах.

Отношения между Россией и ЕС сейчас по упомянутым вами резонам, мягко говоря, далеки от идеальных. Взаимные претензии, упреки, доверие серьезно подорвано. Вас это беспокоит?

Жан-Пьер Шевенман: Конечно, и очень сильно. В мае позапрошлого года я был в Москве по просьбе президента Франсуа Олланда, чтобы обговорить условия выхода из украинской ситуации, что впоследствии привело к Минску-1, а после к Минску-2. Эти соглашения необходимо воплотить в жизнь. Правда, должен констатировать, что полностью они не реализуются в основном из-за позиции Киева и его неспособности осуществить конституционную реформу, которая позволила бы провести выборы на Донбассе, о чем ранее была достигнута договоренность. Такое положение не может долго продолжаться. Поэтому следует оказать соответствующий прессинг, чтобы наступила нормализация в том регионе.

А как вообще вы оцениваете нынешнее состояние Евросоюза?

Жан-Пьер Шевенман: Проблема в том, что его механизм опирается на инстанции, которые граждане стран-членов ЕС не выбирали. Да, существует Совет Европы, но он заседает раз в месяц, и нет административного инструмента, который отслеживал бы реализацию принятых им решений. Есть Комиссия, которая претендует на роль властной структуры и хотела бы быть правительством Европы, но по большому счету никто ее таковой не признает. И эта Европа переживает серьезный кризис. По моему мнению, в евростроительстве как таковом были изначально допущены изъяны. Требуется корректировка. В свое время это подметил Шарль де Голль, который вполне справедливо говорил о «Европе Наций», «Европейской Европе» от Атлантики до Урала, а фактически до Владивостока. Нужна Европа, которая проводила бы политику в таких важных областях как космос, промышленность, борьба с терроризмом. Полностью согласен с таким видением: решать конкретные задачи, прежде чем создавать некие руководящие структуры. Я выступаю за Европу, которая независима, автономна и пользуется действительно стратегическим весом в мировых делах, чего, увы, сейчас нет.

Многие французские политики выступают за отмену антироссийских санкций ЕС. Об этом, в частности, говорил побывавший в начале апреля в Москве председатель французского Сената Жерар Ларше.

Жан-Пьер Шевенман:У меня очень хорошие отношения с господином Ларше, с которым я в этом вопросе согласен. Санкции негативно сказались на объеме торгово-экономических связей между Францией и Россией. Но не только они. Также падение мировых цен на нефть. Мы переживаем сложный период вследствие разных причин. Однако французские компании продолжают работать в России и развивать там свой бизнес, делать капиталовложения. В любом случае я верю в будущее франко-российского сотрудничества во многих областях, что станет важнейшим элементом стабильной и успешно развивающейся Европы.

Метки записи:  , , ,

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.