Чем удивит зрителей в Москве группа Vacuum

Чем удивит зрителей в Москве группа Vacuum

Исполнители мелодичных и модных электронно-гитарных хитов I Breath, Power, Icarus и многих других, были созданы Александром Бардом из Army of Lovers в 90-х, как новый эмоционально-романтичный шок мирового шоу-бизнеса. Теперь этого продюсера, композитора и музыкального провокатора в группе уже нет. А в ней верховодит бессменный солист Vacuum, обаятельный высокий блондин и кумир женщин Европы Матитас Линдблом. Накануне очередных гастролей в Россию певец и фронтмен готовил песни для нового альбома уже с Энди Тейлором из культовой группы Duran Duran. Писал музыку для первого мюзикла по прозе Эдварда Радзинского, российского писателя и историка, которого считает своим добрым другом. И отвечал на вопросы обозревателя «Российской Газеты». В том числе и про то, как сохранять хорошие отношения в коллективе и как поступать, если твои творческие взгляды с номинальным начальником категорически расходятся…

Vacuum — одна из наиболее интересных электро-поп групп в Европе. Как вы относитесь к уровню ее популярности в 90-е и сейчас? И полезно ли артистам любой ценой следовать музыкальной моде, ради успеха?

Матииас Линдблом: А что такое популярность?! Может, артистам полезнее просто понять, зачем они занимаются музыкой?! Мне, например, важнее всего — стремиться достигать все лучшего качества моего искусства и отчаянно находить вдохновение. Ведь без вдохновения и воображения вообще трудно жить — без них не пишутся стоящие песни, не делаются значительные изобретения, не прогнозируется будущее! Придет ли успех — никто не знает заранее. Поэтому не надо и заморачиваться. Важнее — понять, что ты хочешь, определиться в намерениях.

И тогда, если у тебя получится что-то честное, правдивое и нужное (у меня песни, у кого-то картины или изобретения) — это обязательно найдет отклик у других людей! Хотя бы потому, что у вас были общие мечты (улыбается). Ну, а если у вас не получится, то ты получишь хотя бы сочувствие. Уже не равнодушие. И это — тоже немало.

Потому меня не очень волнует популярность. Меня волнует внимание! Хочу, чтобы люди извлекали что-то нужное и полезное для себя из того, чем я с ними делюсь. Буду ли я продолжать всем этим заниматься, если популярность и места в хит-парадах уйдут? Без сомнения.

Добившись успеха, вы не стали как другие артисты переезжать в музыкальные центры мира, которыми считаются Лондон и Нью-Йорк. Какие преимущества и недостатки есть в том, что вы по-прежнему живее в Швеции, в отдалении от флагманов шоу-индустрии?

Маттиас Линдблом: А что сейчас является центром? Есть ли такой вообще? Сейчас такое время, когда ты можешь создать свою собственную индустрию где угодно. Да, честно говоря, я и настолько заинтересован в том, чтобы быть частью индустрии. Я занимаюсь творчеством. Будь то слова, тексты песен, мюзиклы или альбомы. Теперь я понял, что именно творчество для меня самое главное!

Конечно, иногда я имею дело с музыкальной индустрией, но не настолько увлечен ею, как раньше. Стокгольм воистину прекрасен для созидания. Мы спим здесь на граните. И здесь очень часто темно. Лучший климат для студии и создания песен не придумать! Вокруг много призраков, и мне это нравится. Может, и это мне помогает вот уже несколько лет я работать над мюзиклом по прозе моего дорогого друга Эдварда Радзинского (очевидно, это будет история одного из царей российского государства, — прим. ).

Да, ради работы я езжу по всему миру. Недавние несколько недель в Лос-Анджелесе были прекрасны, но это было похоже на прыжок в банку с медом. Нулевая выдержка, нулевое сопротивление. А мне нужны эти шведские характеристики: гранит, темнота, призраки, мрачность! Так что Стокгольм для меня почти идеален (улыбается).

Расскажите о шведской школе поп-музыки. Она действительно существует или этот всего лишь стечение обстоятельств и общая удача ABBA, Roxette, Secret Service, Army of Lovers, Europe, Vacuum и других?

Маттиас Линдблом: Раньше точно существовала. В какой-то момент истории мы задавали тренды. Но сегодня так много внимания с разных сторон, что, по-моему, стало труднее сосредоточиться и оставаться верным своему направлению. Это проблема сама по себе. Легко попасть в ловушку, следуя дорогой других успешных людей. Можно потерять свое «я» и стать безликим… Нет, важнее вовремя разрывать шаблоны!

Да, в Швеции было здорово расти. Великолепные традиционные мелодии, благодаря которым, полагаю, мы и получили свое уникальное чувство мелодии. Прекрасные сказки и детские книги от таких авторов, как Астрид Линдгрен… В Швеции также присутствует определенное бесстрашие в сочетании с трудовой этикой. Мы всегда готовы пробовать что-то новое, поэтому шведов часто называют «ранними последователями».

Но есть и беда: мы настолько открыты к новому, что иногда склонны выбрасывать довольно хорошие вещи, не моргнув глазом, лишь бы освободить место для чего-то нового. Я, если честно, предпочитаю делать наоборот.

Когда я начал заниматься музыкой, то все было иначе — каждый хотел найти свой собственный путь. Никто не хотел петь как кто-то другой, звучать не как предыдущие звезды. И главное добиться того, чтобы не быть ни на кого похожим! Я верю, что Vacuum этого и достиг этого в некоторой степени. (Улыбается).

У вас магический тембр голоса. И вы высокий красивый блондин. Я полагаю, у вас не было проблем в начале карьеры, и нет их сейчас. Или ваш путь был труден?

Маттиас Линдблом: Шутите? Если я скажу, что разослал тысячи демо-кассет — это не будет преувеличением. Это было нелегко, но я вам скажу, это было весело. Я любил каждую секунду этого, потому что я любил то, что я делал. Музыку! Я не сдавался и всегда шел вперед. Были моменты, которые стали важны. Определенные ключевые люди, определенные комнаты. Я сделал все, чтобы быть везде. Удача? Конечно. Но я также позаботился о том, чтобы удача стала возможной, начав играть на барабанах в 6 лет.

Когда мне исполнилось 25, я стал частью Vacuum… Знаете в чем беда сегодня? Чтобы стать звездой, в глазах телевидения вы должны были быть Майклом Джексоном, Принсом и Beatles в одном лице уже в 15 лет. По крайней мере, так у нас в Швеции.

Кого мы тут обманываем? Но, может, пришла пора понять, что и «Божественная комедия» Данте была написана не за один день? Разве путь к успеху должен быть обязательно простым и коротким. Нет. Шанс должен быть у всех.

Vacuum изначально был проектом Александра Барда из Army of Lovers. Вскоре он покинул группу, и вы стали ее лидером. Обычно звезды при этом нещадно ругаются и остаются врагами. Вам удалось без этого обойтись?

Маттиас Линдблом: Александр — замечательный человек во многих отношениях. Но мы расстались, потому что с ним стало трудно договариваться. Я хотел двигаться в совершенно другом направлении. Он — в другом. Как мы не разругались? Просто оба вспомнили наши общие, очень вдохновляющие времена. И я, и Александр — мы по сей день гордимся музыкой, которая родилась у нас в 90-е.

Что вы решили исполнить на этот раз?

Маттиас Линдблом: Это будет микс из старых и новых песен. Хороший ли он получится? Это будет решать публика. А мы — прислушиваться к ее мнению.

Концерт группы Vacuum
Москва, Adrenalin Stadium (вмещает 7 тысяч зрителей), 7 марта, начало в 19:00.

Метки записи:  , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.