Сколково из гаража

Сколково из гаража

В одном из интервью ректор МГУ Виктор Садовничий отметил, что «нам надо выходить на свои технологии, пока мы в основном покупаем», имея в виду, что российские предприятия не внедряют разработки отечественных ученых, а покупают уже готовые решения, доказавшие свою состоятельность в плане функциональности, эффективности, конкурентоспособности, за рубежом. Почему же в России авторы идей не могут найти своего покупателя?

Когда сталкиваешься в юридической работе с изобретателями, инноваторами и просто людьми науки, становится очевидно, что проблемы коммерциализации науки весьма значительны. Зачастую изобретение так и остается на бумаге, потому что ученые не имеют ни материальной, ни организационной базы, чтобы донести свои разработки до бизнеса, сформировать свое коммерческое предложение и выставить его на рынок.

В процессе анализа обращений людей, столкнувшихся с оформлением своего изобретения либо другого интеллектуального продукта, выясняется, что нередко у них отсутствуют средства даже на оплату пошлины (например, за регистрацию товарного знака, за регистрацию патента, за регистрацию лицензионного договора). Не говоря уже о дальнейшем вложении в свою разработку и продвижении, об услугах юристов, без которых практически невозможно осуществить проверку идеи/изобретения на уникальность и вообще пройти процесс регистрации патента.

У нас система забюрократизирована настолько, что человеку без профильного юридического образования сложно самостоятельно подготовить и подать заявку в Роспатент РФ без ошибок, а за исправление каждой ошибки патентное ведомство снова требует платить пошлины.

Также в заявке требуется указать существующий уровень техники, при этом перечислив патенты иных лиц в этой области, что невозможно сделать без проведения соответствующего предварительного патентного поиска.

Для того чтобы преодолеть этот барьер и задать успешный старт изобретателям в деле внедрения их разработок на рынок, в экономику, конечно, необходимо государственное финансирование и выделение грантов для малых компаний, работающих в инновационной сфере. При этом получение бюджетных средств должно быть реально доступным для тех, кому они адресованы, этот процесс не должен быть слишком сложным, трудоемким, требующим большого количества времени на подготовку документации и так далее.

Все-таки ученые должны заниматься непосредственно наукой, а не участвовать в бумажной волоките.
В связи с этим очень важно упростить отчетность для выделения средств и снизить требуемую планку, предъявляемую к компаниям, которым выдаются государственные средства, допустив к грантам молодых и подающих надежды людей.

Например, в Америке каждое федеральное агентство (энергетики, транспорта, образования и так далее) обязано выделять 2,8% от выделенного бюджета на финансирование инноваций от малого бизнеса, ориентированных на создание новых технологий и новых методов лечения.

Есть два типа грантов: Small Business Innovation Research (SBIR) и Small Business Technology Transfer (STTR). Первый выдается людям, у которых есть зарегистрированная компания, которую можно оформить в течение недели в любом городе. Заявка на получение гранта второго типа подается совместно с университетом, кроме того, учебное заведение предоставляет свои лаборатории для проведения исследований.

При этом начальную фазу гранта – порядка ста тысяч долларов – получить довольно просто:
автор должен представить предварительные результаты своих исследований (к примеру, грубый макет прибора, начальную порцию препарата или схему программы), а также четкий план, как будут реализованы деньги и как идея будет внедрена в жизнь. Первая стадия гранта продолжается год, после чего изобретатель обязан отчитаться о проделанной работе, и, если есть положительные результаты, имеет смысл подавать заявку на вторую стадию гранта. Длится она два–три года, и суммы выделяются большие.

В течение второго этапа автор должен создать коммерческий образец своего изобретения и найти компанию-инвестора, которая бы поддержала его проект и вложила деньги. По статистике до второй стадии в США доходит не более 23% проектов.

В России бюджетное финансирование научно-исследовательских разработок и опытно-конструкторских работ осуществляется по большей части через Министерство образования и науки и распределяется по принципу поддержки учебных институтов и институтов Академии наук.

Однако в последние годы все большую роль в деле научных разработок играют именно малые предприятия, и, по опыту работы и общения с руководителями инновационных компаний, могу сказать: они, как никто другой, нуждаются сегодня в государственной поддержке. Наибольшей проблемой для них является забюрократизированность системы отбора заявок для последующего финансирования научно-технических разработок.

Многие разработчики сетуют на то, что решающие критерии — это не сущность предлагаемого для реализации проекта, не глубина его проработки, не перспектива его использования в реальном секторе экономики и не конкурентоспособность создаваемой продукции на внутреннем и мировом рынках, а средний возраст участников проекта, количество молодых специалистов, количество докторов и кандидатов наук, объем инвестиций индустриального партнера и тому подобное.

Помимо того, что в России отсутствует эффективный механизм коммерциализации научных разработок, изобретатели небезосновательно опасаются, что их авторские права будут нарушены. Подавая свои разработки в патентное ведомство, они полагают, что обнародовать их путем патентования рискованно.

К тому же патент, полученный в России, не имеет патентной защиты за ее пределами.
В случае кражи наработок через утечку информации в патентном ведомстве изобретателю в России сложно доказать свое авторство. Нередко доводилось встречать авторов, которые попали в руки мошенников — потенциальных инвесторов, отдали свои разработки, не получили гонорар, а результаты их интеллектуальной деятельности были присвоены.

По большей части такие «потерпевшие» ограничиваются только юридической консультацией, не имея возможности далее решить проблему самостоятельно (чаще всего они просто не имеют финансовой возможности пройти все инстанции для защиты своих прав).

В тех же Соединенных Штатах права на интеллектуальную собственность закрепляются за компаниями и вузами, которые их регистрируют (и несут все соответствующие расходы). Они же осуществляют рекламу инновации (патента) и выдают инвесторам лицензию на ее использование. Так что присвоить себе авторство изобретения едва ли получится, особенно учитывая тот факт, что у университетов есть адвокаты, которые могут отстоять их права.

В России же подобная практика не распространена, и компании нередко имеют возможность «обойти» чужой патент, зарегистрировав новое, усовершенствованное изобретение либо целую группу связанных с основным изобретений. Естественно, автор или даже группа авторов не могут позволить себе такие большие объемы патентования и рискуют оказаться без надлежащей правовой защиты.

Нельзя отрицать и того, что российские предприниматели пока еще не готовы вкладываться в рискованные, не протестированные проекты с долгосрочной окупаемостью, когда непонятно, будет ли изобретение востребовано на рынке или нет.

Если государство заинтересовано в развитии новых технологий,

оно должно создать условия, при которых широкие массы рационализаторов и изобретателей могли бы тестировать свои идеи не только в Сколково, но и в своих гаражах, на своих предприятиях и в институтах.
Будет большой «отсев», но самые лучшие (пусть редкие) из этих многочисленных попыток смогут пробиться сквозь тернии социальных и бюрократических препон и быть полезными для нашего общества.

Автор — директор Центра правового обслуживания, Москва. При участии Анатолия Брагина, доктора биологических наук (Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, США)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.