Штрафы вместо депортации

Штрафы вместо депортации

В прошлом году в Москве удвоилось число мигрантов, выдворяемых по суду. В Мосгорсуде предлагают смягчить закон и ввести штраф как альтернативу депортации приезжих за отсутствие патента. Но ФМС такую идею не поддерживает.

Слишком большой срок

За прошлый год, по данным Федеральной миграционной службы, количество решений о выдворении мигрантов в Москве выросло на 88% и составило 45 тыс. вместо 24 тыс. в 2013 году. В 2015 году число таких дел остается на уровне прошлого года. Основными нарушениями, по данным ФМС, являются нарушения правил въезда и пребывания в стране, а также незаконное осуществление трудовой деятельности. Сюда относятся и ситуации, когда мигранты получили разрешения на одну специальность, а работают по другой.

Сейчас закон предписывает выдворять нарушителей и накладывать для них запрет на повторный въезд в страну в течение пяти лет. Эта норма в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) была введена 23 июля 2013 года и ввела безальтернативную депортацию в четырех регионах: Москве, Московской области, Петербурге и Ленинградской области.

«Для многих мигрантов запрет на въезд в течение пяти лет — очень большой срок, — сказала в интервью РБК зампредседателя Мосгорсуда Елена Базькова. — Можно было бы поменять законодательство [норму КоАП] и позволить судам принимать решения о том, выдворять человека или ограничиться штрафом».

С точки зрения закона выдворению подлежат те, кто вышел на работу, еще не получив патент, а также те, кто работает при наличии разрешения на работу по другой специальности или не уследил за изменениями тарифов оплаты авансовых платежей по патенту и заплатил меньше, рассказывает Базькова. Для патентов, выданных с 1 января 2015 года, фиксированный ежемесячный авансовый платеж составляет 1200 руб. в месяц, эта сумма умножается на коэффициент дефлятор 1,307 и на коэффициент региона. По данным ФМС, цена патента в Москве и области составляет 4 тыс. руб. в месяц, а в некоторых регионах доходит до 6 тыс.

Даже если все необходимые документы мигранты получат в течение судебного процесса, у судов нет возможности принять никакого другого решения, кроме выдворения, отмечает Базькова. «Иногда приходится выдворять, когда человек не доплатил 14 руб. по патенту», — объясняет судья.

К тому же решение суда не всегда исполняется. Есть две формы административного выдворения, рассказывает Базькова, — принудительное выдворение, когда иностранного гражданина или лицо без гражданства помещают в спецучреждение и выдворяют до границы, и контролируемый самостоятельный выезд. Во втором случае человек обязуется самостоятельно уехать из страны. «Сейчас нет четкого распределения, выдворять добровольно или принудительно», — объясняет Базькова. Чаще всего применяется второй вариант, но мигранты не всегда добросовестно выполняют это обязательство.

Проблемы мегаполиса

Есть и еще одна проблема. «В Моск­ве легко затеряться, иногда мигранты переезжают в другой регион, например в Московскую область, и продолжают работать там», — рассказывает Базькова. Если такой человек «попался» во второй раз, то его, как правило, уже помещают в спецприемник и высылают из страны, отмечает судья.

Но в Москве функционируют всего два спецучреждения на 1400 человек. «Это очень мало для такого большого мегаполиса, поэтому суд, определяя форму административного выдворения в качестве наказания, исходит из характеристики личности человека, проверяет, допускал ли он нарушения закона, учитывает состояние здоровья». Но установить факт нарушения не всегда легко. «Если мигранты нелегально пересекли границу, например где-нибудь на Алтайском крае, и двигались автостопом, сложно проследить их передвижение», — констатирует судья.

Базькова рассказывает, что некоторые мигранты прячут свои паспорта, например оставляют их в камерах хранения на вокзалах, а в судах называются фамилиями своих земляков или родственников. «Внешне они бывают настолько похожи, что мы не можем их опознать и выдворяем их под той фамилией, которой они назвались», — сетует Базькова. Впрочем, когда дело доходит до исполнения, они «находят» свои настоящие паспорта. Тогда приходится отменять старое решение и проводить всю процедуру выдворения заново. Решением же этой проблемы, считает Базькова, может стать дактилоскопирование. Пока отпечатки пальцев снимаются при въезде мигрантов только в аэропортах, отмечает судья.

По данным Мосгорсуда, в последнее время больше всего мигрантов въезжают из Узбекистана, Таджикистана и Украины. Последних, отмечает Базькова, суды не выдворяют обратно.

По закону же не нужно получать патенты и разрешения на работу уроженцам стран, которые вошли в Евразийский экономический союз: Казахстана, Белоруссии и Армении.

В спецприемниках места есть

Замруководителя департамента, начальник управления по организации разрешительно-визовой работы ФМС России Дмитрий Демиденко в интервью РБК сказал, что в его ведомстве не поддерживают идею смягчить законодательство и установить альтернативу выдворению в виде штрафов.

Демиденко согласился с тем, что проблема с идентификацией личностей незаконных мигрантов существует. Но сейчас при оформлении патентов на работу мигранты оставляют отпечатки пальцев, отметил он. «Дактилоскопия в порядке эксперимента сейчас проводится в аэро­портах. Мы встречаем средне­азиатские рейсы и выборочно снимаем отпечатки пальцев с пассажиров». Таким образом удается выявить тех, кому раньше уже был закрыт въезд в страну.

Спецприемники в Москве пока тоже строить не планируется, рассказывает Демиденко. «Пока хватает тех мощностей, которые есть, расширение площадей будут планировать только совместными усилиями наших [силовых] ведомств», — сказал Демиденко. К тому же, отмечает собеседник РБК, процесс принудительного выдворения (в отличие от добровольного) довольно дорогой и накладывает дополнительную нагрузку на бюджет.

При этом Демиденко признает, что процедура получения патентов с этого года усложнилась. Теперь кроме стандартного пакета документов рабочие должны сдавать экзамены по русскому языку, истории и основам законодательства, а также проходить медицинское обследование, в том числе сдавать анализы на ВИЧ-инфекцию. Но представитель ФМС отмечает, что из-за больших очередей власти Москвы в конце марта ввели переходный период и разрешили мигрантам продолжать работать по старым патентам, которые они получили в 2014 году.

В страну закрыт въезд для 1,2 млн мигрантов, рассказывает Демиденко. Нелегалов выявляют с помощью аналитической системы, которая отображает в режиме онлайн миграционную ситуацию в стране в целом. «Эта система обладает более чем 145 млн электронных досье на иностранных граждан, фиксирует нарушения и происходит автоматическое закрытие въезда нарушителям нашего законодательства», — констатирует представитель ФМС.

Пострадали киргизы

Рост депортаций продолжается, отмечает руководитель Федерации мигрантов России Мухаммад Амин Маджумдер. По его данным, число выдворений в текущем году увеличилось в три раза по сравнению с 2014 годом. «Значительно увеличились депортации и внесения мигрантов в черные списки невъездных после начала войны на Украине. Это породило новую волну коррупции, потому что некоторые начали с помощью взяток получать разрешения на въезд. Особенно снижение числа мигрантов отражается на промышленном секторе, строительном и сфере торговли, работодатели жалуются нам», — говорит Маджумдер. Он полагает, что с началом дачного сезона проблема станет еще более явственной.

Новые правила получения патентов сильно ударили по гражданам Киргизии, констатирует Абдыганы Шакиров, председатель межрегиональной общественной организации «Киргизское единение». Он отмечает, что Киргизия должна была войти в Таможенный союз 1 января, поэтому многие его соотечественники не стали оформлять документы. Но сроки сдвинули до 8 мая.

Другой трудностью, по словам собеседника агентства, является нехватка денег у простых рабочих, чтобы оформить патенты. Для его получения, с учетом экзаменов и анализов, сейчас необходимо как минимум 20 тыс. руб., говорит Шакиров.

По данным правительства Киргизии, сейчас на родину вернулись более 60 тыс. мигрантов, которые работали на российских стройках. Но в России по-прежнему находятся около 483 тыс. трудовых мигрантов из Киргизии.

Встанут ли стройки

По данным Демиденко, больше всего трудовых мигрантов задействованы на стройках, второе место занимает сельское хозяйство, а следом идут обрабатывающие производства (например, лесозаготовки).

«Мы стараемся не привлекать в штат мигрантов из стран СНГ. В основном на наших стройках работают граждане РФ, поскольку мы нанимаем строителей преимущественно целыми бригадами из российских регионов. Это дает определенную стабильность, как компании, так и рабочим», — говорит Марина Концевая, PR-директор ФСК «Лидер». Но она знает, что в конце прошлого — начале текущего года у некоторых строительных компаний, на объектах которых работали граждане из стран СНГ, возник резкий дефицит кадров: из-за обвала рубля мигранты из СНГ вернулись к себе на родину, а работодатель в экстренном режиме был вынужден искать им замену.

В целом строительную отрасль можно отнести к отраслям зависимым от работников-мигрантов, поскольку неквалифицированные виды работ зачастую выполняются именно ими, говорит Концевая. Россияне за такую плату неохотно соглашаются выполнять тот объем работ, который выполняют мигранты. Если государство сможет смягчить и урегулировать миграционное законодательство через введение штрафных санкций для мигрантов, а не депортации, это пойдет на пользу всем участникам процесса, уверена представитель ФСК «Лидер».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.