Санкции в пользу белорусов

Санкции в пользу белорусов

Когда год назад Россия ввела «продуктовые» контрсанкции против стран Запада, белорусские аграрии и производители продуктов питания рассчитывали буквально озолотиться, заместив для российских потребителей многих западных поставщиков. Но этим надеждам было не суждено сбыться: серьезно заработать на санкциях белорусским пищевикам так и не удалось. Хотя многие, безусловно, оказались в выигрыше.

Год назад введение Россией эмбарго на поставки сельхозпродукции из Европы и США стало неожиданной и очень хорошей новостью для белорусских аграриев. И не только для них, но и для производителей разнообразных продуктов питания — а эта отрасль в Белоруссии развита очень хорошо.
На протяжении всего августа 2014 года белорусские чиновники разных уровней только и говорили, что о выгодах, которые получит экономика Белоруссии от введенного Россией эмбарго. На уровне первого вице-премьера и даже премьер-министра назывались самые разные цифры, одна фантастичнее другой. Российские санкции против западных производителей в тот момент считались едва ли не спасительными для белорусской экономики.

В тот месяц белорусские делегации одна за другой отправлялись в Москву — договариваться об увеличении поставок продуктов, об изменении размеров квот, прежде всего на продукцию молочной промышленности. Предполагалось, что наибольшие доходы белорусские производители получат от экспорта в Россию сыров, продуктов из мяса и рыбы, овощей и фруктов.
Однако сделать поставки более выгодными так и не получилось. Согласно статистике Минэкономразвития, хотя за январь-март 2015 года в категории «Продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье», которая занимает больше трети российского импорта из Белоруссии, и произошел рост по объему на 29,9%, его стоимость в долларовом выражении упала на 27,5%.
На практике реально заработать на эмбарго смогли только производители морепродуктов. Россияне напрасно иронизируют по поводу «белорусских креветок, устриц и мидий». В Белоруссии работают два предприятия — «Санта-Бремор» и «Белрыба», которые входят в число крупнейших переработчиков морепродуктов в Европе. У обоих предприятий сотни наименований продукции, причем основная — это консервы из морской рыбы. Эти предприятия закупают морепродукты у промысловиков из самых разных стран, преимущественно из Норвегии. После этого сырье перерабатывается на белорусских комбинатах, выпускающих в итоге очень широкий ассортимент морепродуктов. Сельдь, лосось, семга, форель, различная икра, кальмары, креветки, осьминоги, мидии — все это поставляется в магазины не только Белоруссии, но и Польши, Литвы, Украины, России под маркой «Сделано в Беларуси».

А вот поставщикам другой продукции белорусского производства повезло меньше.

Уже с сентября 2014 года Россельхознадзор буквально объявил войну белорусским экспортерам продуктов питания.
С тех пор сообщения о том, что на границе задержаны те или иные продукты, появляются в прямом смысле ежедневно. Вот только один пример — за 28 июля. В этот день лаборатория Россельхознадзора выявила наличие листерий в партии слабосоленой форели производства ООО «Белросморепродукт». 4 т этой рыбы в итоге были остановлены на границе. В тот же день в пункте пропуска «Красная Горка» управлением Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям был запрещен ввоз более 10 тонн замороженного мяса птицы, произведенного в Белоруссии. Кроме того, на том же участке автодороги М1 Москва — Минск 28 июля был запрещен ввоз в РФ 1,5 т огурцов, 600 кг черники и 500 кг моркови «неизвестного происхождения», следовавших из Республики Беларусь без фитосанитарных сертификатов. А за «нарушение правил транзита» была возвращена в Белоруссию партия из 20 т греческих персиков, следовавшая в Казахстан.
И это, повторюсь, пример только за один день.

Больше всего от Россельхознадзора достается белорусским производителям мяса и продуктов из него. Справедливости ради надо отметить, что тут белорусы во многом сами виноваты.
Сначала, в сентябре-ноябре 2014 года, многие белорусские предприятия постарались «под шумок» сбросить в Россию большое количество накопившейся у них некачественной продукции. Осенью прошлого года российские контролирующие органы буквально ежедневно тормозили на границе то протухшую говядину, то кур, плохо ощипанных и явно умерших своей смертью, то еще какой-либо неликвид.
Позднее начались проблемы с белорусской свининой: Россельхознадзор регулярно находил в ней геном африканской чумы свиней. В самом деле, два года назад АЧС выкосила треть поголовья белорусских свиней, многие свинофермы пришлось создавать заново, «с нуля». Потом белорусские власти объявили, что эпидемия ликвидирована, но, похоже, только выдали желаемое за действительное. Так или иначе, проблемы с белорусскими мясом, птицей и колбасами по-прежнему возникают практически ежедневно.
Белорусские сыроделы в отличие от поставщиков мясопродуктов практически не были замечены в поставках некачественной продукции. Однако и они не смогли «революционно» нарастить свои поставки в Россию. Причина — в ассортименте. В августе 2014-го многие из них рассчитывали заключить договоры с европейскими производителями и выпускать в Белоруссии сыры под европейскими брендами. В частности, переговоры велись с производителями австрийских сыров «Моосбахер» и «Шлосскезе».
Это подтверждается данными ФТС: сыров из Белоруссии на российском рынке сильно больше не стало, за январь-май 2015 года объем экспортированных товаров составил $198,3 млн против $193,3 млн годом ранее.

Но в итоге европейцы в большинстве своем отказались предоставить право использования своих торговых марок белорусским предприятиям: их не устроили качество местной продукции, технологический уровень производства. Конечно, это не помешало появиться белорусскому пармезану, моцарелле или сыру провола. Но по-настоящему значительными их поставки из Белоруссии в Россию так и не стали.
Тем не менее сыр остается одним из основных экспортных продуктов Белоруссии: страна находится в мире на шестом месте по объемам экспорта сыра. И львиная доля этого экспорта все так же идет в Россию.

Пожалуй, хитрее других действуют белорусские поставщики овощей и фруктов, успешно освоившие собственные «серые» схемы транзита растительной продукции из Европы в Россию. Директор одной небольшой фирмы, поставляющей фрукты в Москву, поделился с «Газетой.Ru» подробностями своей работы.
«У нас есть собственное небольшое производство — два плодоовощных хозяйства. Проще говоря, яблоневые и грушевые сады под Минском и Слонимом. Но поставляем мы в Россию раз в десять больше, чем выращиваем сами, — говорит Виктор (фамилию и название предприятия он попросил не указывать). — Просто у нас уже год как заключены контракты с партнерами из Польши и Молдавии. Польские яблоки нам везут из-под Познани, молдавские груши и яблоки — из-под Бельцов. Все это мы упаковываем у себя под собственной, белорусской торговой маркой. Ну и естественно, собственную продукцию упаковываем точно так же. Кто разберется?»

По словам собеседника «Газеты.Ru», плодоовощеводство в Белоруссии развито совсем не так хорошо, как порой думают в России. «Принято считать, что Беларусь — картофельная страна. Но на самом деле мы импортируем картофель из 16 стран мира. В магазине возле моего дома картофель из Египта и Марокко, — рассказывает он. — Так и со многими другими овощами и фруктами. На рынках и в магазинах чеснок из Китая, яблоки из Польши. Собственные, белорусские в основном морковь и капуста».
Многие участники продуктового рынка Белоруссии прямо называют подобные технологии поставок овощей и фруктов в Россию через Белоруссию «наиболее удобными и безопасными». Во многом из-за этого «серый» транзит продуктов из Европы стал за минувший год большой проблемой в белорусско-российских взаимоотношениях.

И смекалка действительно позволила заработать производителям плодоовощной продукции. В ситуации с овощами белорусские производители (если же речь о реэкспорте, то посредники) вышли в большой плюс. Стоимость поставленной овощной продукции с августа 2014 по май 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2013–2014 годов выросла с $106 млн до $129 млн.
Корреспондент «Газеты.Ru» поинтересовался, почему Белоруссия так и не смогла заработать на российском продуктовом эмбарго, у известного белорусского экономиста и кандидата в президенты в 2010 году Ярослава Романчука. «Здесь несколько причин. Во-первых, собственные схемы обхода санкций разработали российские оптовики вместе с белорусскими партнерами. Во-вторых, никто не знает, как долго продлятся санкции, потому не решаются делать серьезные инвестиции, — говорит эксперт. — Если, скажем, санкции продлятся десять лет, то тут можно инвестировать в производство, в модернизацию пищевых предприятий. Но белорусская государственная машина, как и белорусский бизнес, живет в других категориях. И она не способна на быструю, активную реакцию. В-третьих, санкциями не получилось воспользоваться по той простой причине, что российский рынок и так имеет огромную составляющую «серого» импорта, поэтому запрет достаточно легко обходится через другие схемы».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.