Россия примирила в Сирии уже 60 населенных пунктов

Россия примирила в Сирии уже 60 населенных пунктов

Около 200 населенных пунктов склоняются к тому, чтобы подписать соглашение о присоединении к режиму прекращения огня — такова статистика Центра примирения РФ в Сирии, где Россия выступает посредником между правительством Асада и повстанцами, пытаясь склонить последних сложить оружие. Еще 60 деревень и городков уже присоединились к соглашению.
Особой логики в карте «замиренных» поселков и городков нет — зачастую бывает, что глава одного населенного пункт поставил подпись под соглашением, а в соседнем шейх отказывается, надеясь выторговать более выгодные условия. Можно сказать лишь, что наибольшее число присоединившихся к прекращению огня (специально не пишу «прекративших огонь», поскольку это немного разные вещи, о чем ниже) живут на западе Сирии, в первую очередь в провинциях (мухафазах) Латакия, Тартус, Хама, Хомс, Дамаск. То есть там, где успехи сирийской армии, действующей при поддержке ВКС РФ, наиболее очевидны.

Сутки назад бумагу подписал Мухаммад Хадра, шейх городка Насурие, интеллигентного вида пожилой человек с ухоженной бородкой, похожий на Омара Шарифа. Насурие с населением 10 тысяч человек находится в 100 километрах на северо-восток от Дамаска в сторону недавно отбитой у террористов Пальмиры. Запыленные домики в пустыне среди безлесых гор, отары овец на окраинах, самое высокое здание — водонапорная башня. Здешние жители в свое время присоединились к радикальной группировке «Суд аль-Каламун». Точнее, туда ушли самые неспокойные и опасные, а остальные обитатели продолжили жить обычной жизнью пустынных овцеводов, как и тысячелетия до этого. Но под контролем террористов, с которыми в тесном контакте, по всей видимости, находился и интеллигентный шейх.

С наступлением сирийской армии был предпринят ряд войсковых операций против боевиков. Собственно, бои не кончились до сих пор — пока шейх подписывал соглашение за складным столиком, стоящим в пыли на дороге у окраины города, на расстоянии двух километров в горах шел бой.

На вопрос, какими соображениями он руководствовался, соглашаясь на прекращение огня, Мухаммад Хадра ответил уклончиво: «Мы поняли, что раньше ошибались, и теперь хотим мира». Впрочем, логика тут довольно ясна. Сложилась ситуация, когда быть независимым от центральных властей больше невыгодно и, более того, опасно. Раньше боевики поддерживали родной город, снабжая его всем необходимым. Да и желающих выступить против бородатых парней с автоматами не находилось. Но теперь террористы помочь уже не в силах, им бы самим уцелеть. Между тем федеральная армия блокировала населенный пункт, сильно ограничив свободу передвижения местных и подвоз всего необходимого. Идейные соображения, надо думать, для шейха особой роли никогда не играли, ему что Асад, что кто-то другой — лишь бы давали жить спокойно и позволяли как-то зарабатывать, хоть продажей продуктов овцеводства, хоть сбором дани за проезд по дороге.

Роль посредника в переговорах по примирению взяла на себя Россия. Дамаску делать это сложно, поскольку федералов и спецслужб опасаются, пускай президент Сирии Башар Асад и объявляет регулярно амнистии. А Москва — третья сторона, о ее успехах в борьбе с террористами знают все, многие сирийцы учились в России — в общем, есть масса положительных моментов. При этом Россия не является гарантом по соглашению, гарантии дает Дамаск. Вся деятельность российских военных координируется с правительством страны и с Национальным бюро по безопасности.

Представители Минобороны РФ, работающие в Центре примирения, ездят по населенным пунктам в противоположных концах страны.

«Мы посещаем различные провинции, приглашаем враждующие стороны к переговорам, — рассказал начальник оперативной группы Центра примирения полковник Юрий Зраев. — В каждом населенном пункте — свои проблемы, приходится обсуждать все детали. Например, в Насурие пришлось договариваться в течение трех месяцев».

Для шейхов и глав вооруженных формирований главное, по его словам, сохранить своих людей, а также выторговать по возможности больше помощи.

Правительство Сирии предлагает на первом этапе остановить боевые действия против вооруженных сил Сирийской Арабской республики, а также «обеспечить безопасный доступ в район, занимаемый (контролируемый) вооруженным формированием, наблюдателей из состава группы контроля за соблюдением режима прекращения огня». Кроме того, подписавший документ обязуется гарантировать беспрепятственную доставку гуманитарной помощи.

Еда и предметы первой необходимости — главная проблема для жителей. Поэтому к грузовикам с российской гуманитаркой (только на днях ее привезли на авиабазу Хмеймим под Латакией порядка 100 тонн) тут же выстраиваются очереди. Раздают крупы, макароны, консервы. Подгоняют также полевые хлебопекарни, каждая семья получает по пакету лепешек. Многие, даже взрослые, сразу начинают их есть, не отходя от пункта раздачи.

Взамен на подписание соглашения о примирении сирийские власти гарантируют прекращение огня и авиационных ударов, беспрепятственную доставку гуманитарных грузов, возможность участия представителей замиренного вооруженного формирования в работе Совместного штаба по контролю за соблюдением режима прекращения огня.

Если же возникнут какие-то вопросы, или вновь начнется стрельба, требуется уведомить Совместный штаб.

Подписание соглашения о присоединении к режиму прекращения огня — лишь первый этап перемирия.

«После этого надо переходить ко второй стадии — налаживанию инфраструктуры, разбитой войной, — пояснил полковник Зраев. — В большинстве населенных пунктов практически нет водоснабжения, электричества, отсутствует медицинская помощь».

На подписание соглашения в Насурие приехал российский военный врач с рюкзаком лекарств. Конечно, полевая диагностика — это не полноценный прием в больнице, но дать какие-то таблетки и посоветовать способ лечения доктор может.

«Самое сложное — третий этап, сдача оружия, — говорит Зраев. — Вначале должно пройти какие-то время, чтобы люди поняли, что их не обманывают, и лишь потом переходить к этому вопросу».

— Что будет, если они нарушат соглашение?

— Каждый случай нарушения должен, по-хорошему, рассматриваться в судебном порядке, — отвечает полковник. — Если же речь пойдет о массовом нарушении, то это, по всей видимости, будет означать возобновление боевых действий. Другое дело, что главам вооруженных формирований нет никакого смысла это делать, хуже станет только им.

Последние успехи сирийской армии при поддержке ВКС РФ дали свои результаты. Боевики утратили значительную часть влияния в западной Сирии, взяты стратегические хорошо укрепленные Пальмира и Эль-Каратейн. На севере Сирии с ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ организации ИГИЛ), «Джебхат ан-Нусрой» (также запрещена в России) и другими радикальными группировками сражается курдское ополчение. Тем не менее, говорить о близости победы рано. По-прежнему Сирию надвое делит окопавшийся почти вдоль всего Евфрата от турецкой до иракской границы ДАИШ, а провинция Идлиб находится преимущественно в руках оппозиции и исламистов. Поэтому далеко не все полевые командиры согласны на прекращение огня.

«Нам надо понять, с кем можно договариваться, а кто принадлежит к террористам, — сказал министр по делам примирения Сирии доктор Али Хейдар. — И мы, и Россия хотим, чтобы огонь был прекращен на постоянной основе».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.