Алексей Учитель готовит премьеру фильма «Цой»

Алексей Учитель готовит премьеру фильма «Цой»

Почему песни группы «Кино» сегодня, спустя тридцать лет со дня гибели Виктора Цоя, не только не забыты — становятся все популярнее? Новый фильм стал для режиссера Алексея Учителя попыткой понять этот феномен. Картина названа именем Цоя — но главный герой здесь совсем другой человек. Мы расспросили режиссера о замысле и ожиданиях, связанных с предстоящей премьерой.

Хочется сразу спросить: когда ваш фильм увидят зрители?

Алексей Учитель: Фильм готов, уже была назначена дата премьеры — 26 августа, и проката — с 3 сентября. Но скорее всего придется все перенести из-за противоэпидемических ограничений в работе кинотеатров.

Вы собирались представить своего «Цоя» на кинорынке в Каннах — но там ведь был уже фильм Кирилла Серебренникова «Лето», с историей возникновения ленинградского рок-клуба, записи первого альбома группы «Кино». Думаете, иностранные зрители настолько заинтригованы судьбой российского рок-музыканта, что захотят опять окунуться в эту историю — уже в вашей версии?

Алексей Учитель: Мы все свои проекты на всех рынках стараемся рекламировать и продавать. А «Цой» — притча, понятная и вне российского контекста. Не байопик, а попытка понять, как большой музыкант влияет на нас и после смерти. Судя по тому, что фильм позвали в конкурс двух международных кинофестивалей, такой взгляд интересен не только нам.

Фильмы о героях недавних времен — дело непростое. Очевидцы событий, родственники — все начинают нервничать, искать неточности, протестовать. А если вашего «Цоя» не воспримут поклонники — не опасаетесь?

Алексей Учитель: Если судить по фильму «Матильда», протестуют не только очевидцы и не только по поводу недавних событий. Конечно, я понимаю, что и у фанатов Цоя, и даже у тех, кто не увлекается его творчеством, существует свое представление о нем. Мнения будут разные, но хочу еще раз подчеркнуть: это не документальная история, это авторский взгляд на события, во многом придуманный. Художественное произведение, которое может нравиться или не нравиться. Но нельзя запрещать художнику рассказывать зрителю о своем видении, не должно быть цензуры. Я не раз слышал от коллег о столкновениях с родственниками, которые воспринимают все показанное на экране буквально. Они имеют право высказаться, в том числе негативно, — но иногда требуют большего, вплоть до запрещения фильма. А это абсолютно недопустимо. Единственное, что художник обязан соблюдать, — это законы.

Вы восстанавливаете на экране день гибели Цоя, пятнадцатое августа 1990 года. Версий и кривотолков вокруг было множество — почему этот день так важен для вашего фильма, для вас?

Алексей Учитель: Потому что я тоже в какой-то мере — один из свидетелей. После того, как все случилось, я был на месте аварии, видел водителя «Икаруса», с которым столкнулся «Москвич» Цоя, разговаривал со следователем по этому делу. Я невольно участвовал в этом и с тех пор не мог забыть. К тому же я знал Виктора, снимал его и его окружение, и мне его судьба была совсем не безразлична. Наконец, я считаю, что существует феномен Цоя — и он заключается в том, что даже спустя 30 лет после смерти он становится все более популярным, его личность вызывает интерес, его заслуги — и не только творческие — для нас не обесцениваются. И это загадка, которую мы тоже попытались раскрыть в картине.

Перед съемками мы всей творческой группой встретились с водителем автобуса, который является прототипом главного героя картины. Именно его глазами мы смотрим на всю историю. Жизнь этого человека, не знавшего Цоя, не слушавшего его песен, круто изменилась после аварии. Более того, выяснилось, что в роковой день он не должен был ехать по этому участку трассы в этот момент — он свернул в городок, чтобы купить тортик для семейного торжества, поэтому оказался на злосчастном повороте чуть позже. Такова судьба.

В этом году один из петербургских журналистов провел свое расследование и даже снял фильм: по его мнению, причина аварии — в отсутствии дорожных знаков…

Алексей Учитель: Я не слышал об этом. Но с момента трагедии высказано огромное количество версий — от правдоподобных до нелепых, от реальных до фантастических. А дорожных знаков и сейчас во многих местах не хватает. Там действительно был крутой поворот, мост — но о нашей версии событий я не могу говорить до премьеры. Единственное, что отмечу: не ждите, что мы поддержим самые скандальные гипотезы. Например, о взрыве — такая версия появилась, когда стало известно, что двигатель «Москвича» отлетел на 20 метров. Но стоит ли проводить новое расследование сейчас — для меня большой вопрос.

Выяснилось, что в роковой день водитель не должен был ехать по этому участку трассы в тот момент
Но вы же сами тем не менее возвращаетесь к этой трагической истории…

Алексей Учитель: Этот фильм я должен был снять 10 лет назад. Уже был готов сценарий, но по разным причинам мы не приступили к работе. И я думал, что постепенно идея сама собой забудется, сотрется, ведь со смертью даже великого человека слава его зачастую угасает, и самого его забывают. С Цоем этого не происходит — новые поколения, которые пришли уже после смерти Виктора, поют его песни. Интересно и важно именно это, а не сам факт аварии. Почему это происходит, почему и тогда, и сегодня его песни, его талант, его дух действуют на нас — вот об этом хочется поговорить.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.